Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:34 

Работа № 5

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Название: Каждый достоин чуда
Персонажи/пейринг: фем!Драйзер, Максим и др.
Жанр: ангст, повседневность и немного веры в чудо.
Рейтинг: G
Краткое содержание (саммари): Новогодний вечер. Родители забыли забрать ребёнка из детского сада.
Предупреждения: Внимание: имена!
Авторские примечания: Все верят в чудеса, просто кто-то в них успел разочароваться. Но чудеса случаются: их творят люди друг для друга.



На часах без пятнадцати семь. Марина посмотрела в окно. Там кружились, медленно опускаясь на землю, пушистые снежные хлопья. Дорожку, ведущую к калитке детского сада, освещали мерцающие огоньки гирлянд. Снег пошёл совсем недавно, словно пытаясь загладить вину опаздывающих родителей одного из воспитанников. Но дорожку уже успел засыпать ровный пушистый слой толщиной в пару сантиметров. И ни одного человеческого следа не осталось с тех пор на девственно-чистой снежной поверхности.
Девушка обернулась: Женя сидел на стульчике и внимательно разглядывал картинки в выданной ему молодой воспитательницей книжке. Читал он ещё плохо – буквы учить начали всего полгода назад, – но старательно разбирал текст. Марина понаблюдала за ним ещё немного и отвернулась обратно к окну.
Ей давно хотелось ребёнка. Нет, она с детства твёрдо знала, что когда окончит институт, устроится на хорошую работу и выйдет замуж, обязательно заведёт троих детей. Но институт окончила, а замуж так и не вышла: строгая и принципиальная девушка отпугивала всех, кто пытался с ней общаться. У неё даже подруг не было настоящих никогда – немногие вынесут постоянные придирки и наставления. А иначе Марина просто не могла: если что-то не вписывалось в её картину мира – она просто удержаться не могла – так хотелось вмешаться и всё исправить.
Вот и сейчас она с трудом боролась с желанием своими руками придушить родителей Верского. Те мало того, что её подвели под монастырь, так ещё и ребёнку целенаправленно портили праздник. Впрочем, по Жене не было заметно, что отсутствие родителей его сильно волнует.
Мальчик поднял глаза и внимательно посмотрел на воспитательницу:
- Никого нет? – полуутвердительно спросил он.
Девушка только кивнула, и Женя, едва заметно сжав кулачки, опустил глаза в книжку. На глаза явно наворачивались слёзы, но мальчишка упорно это скрывал. Воспитательница присела рядом.
- Почему они всегда забывают? – с невыносимой горечью в голосе спросил он. – Я им только мешаю…
- А кто должен был сегодня тебя забрать? – спросила она, разглядывая картинку с изображением девочки, сидящей, сжавшись, у стены дома.
В руке у тщательно вырисованной малышки был пустой коробок, а рядом лежала кучка сожжённых спичек. Сказки бывают разными…
- Мама, – через некоторое время ответил мальчик.
Марина прикрыла глаза. Да, ей уже – девушка посмотрела на часы – пятьдесят одну минуту как хотелось закатить громкий и безобразный скандал. И плевать, что после этого придётся искать новую работу.
Не то что бы ей было куда спешить – за три года самостоятельной жизни девушка так и не завела себе даже кошку, не говоря уже о семье. Родители, исполнив мечту молодости, купили домик в деревне, куда и уехали, оставив Марине квартиру и старшего брата, управляющего собственным бизнесом. Брат обожал свою работу (возможно, и кое-что ещё, но об этом она предпочитала не думать) и появлялся дома поздно ночью, а уходил рано утром. Кроме того, позавчера Мишка уехал в командировку.
Но, в то же время, Марина прекрасно представляла, что чувствует ребёнок, которого забыли в детском саду. Впрочем, мать Жени итак часто опаздывала. Да и, по субъективному мнению Марины, идеальной матерью эта женщина не была от слова совсем. Мальчика часто приводили в грязной одежде, пару раз забывали надеть варежки, а один раз и вовсе приволокли в детский сад в пижаме, что обнаружилось только после того, как воспитатель сняла с оставленного в раздевалке ребёнка курточку. Невооружённым взглядом видно было, что молодой женщине хочется свободы, веселья и ответственность за ребёнка – нечто совершенно лишнее в её жизни. С другой стороны, поделкам мальчишки и его нечастым рассказам о том, как прошёл день, женщина радовалась совершенно искренне.
Про отца Жени воспитательница знала ещё меньше, чем про мать. Ей было известно только, что нынешний «гражданский» муж его матери отцом мальчика не является. Сам юный Евгений отказывался говорить на эту тему, а мать если и говорила что-то о родном папаше ребёнка, то исключительно непечатное. За маты при детях Марина презирала женщину ещё больше.
Ещё у мальчишки была бабушка, но жила она далеко и забирала внука нечасто. Да и работала медсестрой в районной больнице – после ночной смены не до внука уже…
- Сейчас подождём до семи, и я поведу тебя домой – ты ведь недалеко живёшь? – решительно заключила Марина, поднимаясь на ноги.
А с матерью воспитанника она ещё поговорит.

Ещё в подъезде, услышав сквозь две двери забойную музычку, воспитательница насторожилась и поморщилась. Звонок услышали только с третьего раза. Дверь открылась, и девушку смерил взглядом неадекватный молодой человек, ненамного старше неё самой. Из квартиры пахнуло перегаром и табачным дымом. Женька вздрогнул и крепче сжал руку девушки.
- И чего вам здесь надо? Проституток не заказывали, – развязно ухмыльнулся он и схлопотал пощёчину.
- Извините, - сохраняя максимально спокойное выражение лица, сказала она. – Мы ошиблись этажом, – и пошла уверенной походкой вниз, уводя за собой уже неудержимо всхлипывающего мальчишку.
- А, так вы всё-таки пришли забрать этого мелкого выблядка, - донеслось ей вслед. – Да скатертью дорожка! И платить теперь за него не придётся, и мешать не будет! Отличный Новый Год, да, детка? – последовал звонкий шлепок и, наконец, звук захлопнувшейся двери.
Марина слетела по лестнице, уже откровенно волоча за собой Женю. Остановилась – только у ближайшей автобусной остановки. А потом обернулась к едва успевавшему за ней всё это время мальчишке. В глазах его стояли слёзы, он сдавленно всхлипывал, пытаясь сдержать рыдания, но получалось плохо. Женьку буквально колотило.
Воспитательница присела, обняла его, прижала к себе покрепче.
- Ничего, маленький, всё будет хорошо, – бормотала она про себя, лихорадочно раздумывая, что делать.
Её нервные поглаживания парнишку не успокаивали, но орать на него после всего этого уже просто язык не поворачивался.
Планы, построенные на сегодняшнюю ночь: нарядить ёлку, тихо посидеть с книжкой, дождаться боя курантов по телевизору, зажечь гирлянды, включить Happy New Year, выпить бокал шампанского, дождаться, пока угомонятся самые неугомонные соседи, и лечь спать – благополучно рухнули, погребая под собой. И теперь Марина лихорадочно продумывала стратегию поведения. Женя уже почти не всхлипывал: слёзы закончились.
- Ну вот, - с фальшивой бодростью заключила девушка. – У всех бывают плохие дни и случаются они обычно на редкость не вовремя.
Мальчик озадаченно посмотрел на неё, слегка прикусил губу, пытаясь понять, что ему только что сказали, по всей видимости, разобрался и кивнул. И Марина продолжила:
- А знаешь, мне ведь совершенно не с кем отмечать этот Новый Год. Ты ведь, как настоящий джентльмен, не оставишь девушку в одиночестве? – она слегка прищурилась и протянула ему руку.
- А разве вы не отведёте меня в детский дом? – совершенно серьёзно спросил мальчик, несмотря на то, что на глаза у него явно снова навернулись слёзы.
У Марины глаза на лоб полезли:
- Нет! С чего ты взял?
Мальчишка насупился и опустил глаза:
- Дядя Валера сказал, когда в среду приходили две тёти из какого-то комитета. Он сказал, что всех детей, от которых отказываются родители, туда отдают. А Таня и Вова сегодня сказали, что там плохо. Что все злые и там нет одежды. И что моют полы зубными щётками. Я туда не хочу.
- Так, а ну-ка не реви! – Марина решительно вытерла его слёзы и внимательно посмотрела. – Ни в какой детдом я тебя не отдам. Во-первых, мама от тебя не отказывалась, во-вторых, тебя просто забыли в детском садике, а в третьих – все, кого забывают по праздникам в детском саду, получают возможность пережить самое настоящее приключение. Ты же хочешь, чтобы с тобой оно случилось?
Мальчик осторожно кивнул:
- Если оно не страшное – то да.
- Оно не страшное, а очень интересное, – подмигнула Марина.
Женя снова кивнул – уже увереннее.
- Тогда сейчас мы садимся на автобус, едем до супермаркета, затариваемся всем необходимым и идём ко мне домой: у меня ни ёлка не наряжена, ни ужин праздничный не готов. Если мы не успеем – чудо к нам ночью не придёт. – Марина протянула руку и мальчишка, вытирающий остатки заледеневших слёз, серьёзно её пожал.
Уже когда они сели в автобус, мальчик произнёс:
- Спасибо, что ударили его. Он плохой.
- Почему? – спросила девушка.
- Он бьёт маму. И ругает её по-всякому, – тихо пояснил Женя. – Она плачет потом, когда думает, что никто не видит.

Марина не считала себя сентиментальной, да и в чудеса особенно не верила: мир вообще такой, что чудеса творят только люди – и своими руками. Волшебство, сказка, мечты… Всё это каким-то образом обходило её стороной в последние годы, и в этом году девушка решила вместо праздничного ужина отложить деньги на летний отпуск в Турции: брат, конечно, подкинет по доброте душевной и зная величину её зарплаты, но чем меньше она будет висеть у него на шее, тем лучше оно будет.
Но праздник для ребёнка важнее. В конце концов, Женька не виноват, что у него такие родители.
- Значит так… - воспитательница привычно заговорила вслух – Нам нужен салат, горячее, нарезка, торт, конфеты, фрукты и шампанское.
- И бенгальские огни. – Добавил мальчишка, а увидев удивлённый взгляд воспитательницы, пояснил. – Мама говорила, что без них праздник не будет настоящим.
- И она была права, – улыбнулась Марина, погладив мальчика по голове. – Они создают новогоднее настроение.
Женя поёжился и потянул её в сторону супермаркета:
- Пойдёмте. Новый Год уже скоро – надо успеть.

Супермаркет встретил их гомоном толпы и сверканьем разноцветных гирлянд. Возле входа стоял и беседовал с ребятишками Дед Мороз. Марина хотела было подтолкнуть ребёнка к мужчине, но была сражена тем, как её подопечный, подойдя к главному новогоднему волшебнику, громким шёпотом его уведомил:
- Дядя, у Вас парик сдвинулся, и сзади волосы торчат. – Женя ещё раз осмотрел «дедушку» и добавил. – И Вам не холодно? А то от входа дует, а у вас такая шуба тонкая…
Судя по атласной «шубе», на сквозняке стоять парню, подрабатывающему Морозом, не особенно нравилось. Он усмехнулся и, поправив парик, порылся в мешке. Обнаружив в жиденьком количестве конфет шоколадку, он протянул её Женьке.
- Спасибо, парень, – совсем по-мальчишечьи подмигнул ему Дед.
Женя важно кивнул и отдал шоколадку воспитательнице. Та спрятала её в сумочку и спросила:
- А ты не веришь в Деда Мороза?
- Нет, – мальчик покачал головой, шагая в сторону, где стояли тележки. – Если он действительно есть – то почему везде только такие, как этот? – он кивнул в сторону парня у дверей.
- Может быть, потому, что Дедушка не может быть везде сразу и ему приходится полагаться на таких вот помощников?
- Какой же он тогда волшебник, если даже такой мелочи не может? – эрудиция этого ребёнка Марину всегда удивляла.
- Ну, ему же надо подарки разносить ещё! – озадаченно попыталась возразить воспитательница.
- Вот именно: представляете, скольким детям ему надо успеть разнести подарки? И как он может успеть без волшебства? Поэтому и на ёлку к нам приходит только его помощник. Чтобы подарки принести. Но к тем, кто хорошо себя ведёт, он приходит ещё и в Новый год. И дарит что-то ещё хорошее. Но я, наверное, плохо себя веду, – грустно закончил он.
Марина, идущая с тележкой мимо одного из рядов, сочувственно смотрела на ребёнка. Её подарок в детстве всегда лежал под ёлкой новогодним утром. Рядом с подарком брата. Они ещё и дрались за него порой.

- Так, колбасу взяли, оливки взяли, горошек и хлеб взяли… - Марина быстро вычёркивала из списка то, что уже лежало в корзине.
Оставалось взять только мыло и туалетную бумагу – это в двух шагах было, когда девушка, оглядевшись, не обнаружила рядом ребёнка.
- Женя? – позвала она. – Ты где? Женя?
Мальчишка не отзывался и начавшая паниковать девушка, оглядев ближайшие три ряда, один из которых только что прошла, заметалась. В конце концов, решив, что потеряла мальчишку где-то по дороге, она свернула обратно, прошла между двух стеллажей и с облегчением обнаружила свою пропажу у стеллажа с игрушками. Женя увлечённо разглядывал деревянные объёмные сборные модели: галера, бабочка, гусеница, жук, самолёт и машина.
- Женя! Я тебя потеряла уже! – возмущённо сообщила воспитательница.
Тот вскинулся, но наткнувшись на взгляд девушки, виновато опустил глаза:
- Простите. Я больше не буду. Просто – интересно, как из плоского получаются вот такие, – он ткнул пальцем в картинку.
- Ну, там специальные крепления… - неуверенно попыталась объяснить Марина.
Мальчик положил упаковку с конструктором на место и потянул Марину к кассам.
- Уже поздно. Мы можем не успеть.
Та, не найдя, что возразить, последовала за ним.
Протяжённость очереди угнетала. Тех, кто не успел закупиться раньше или что-то забыл, оказалось немало и даже девять касс крупного супермаркета с этим потоком справлялись с трудом. Марина затосковала, вспомнила, что забыла кое-что по мелочи и, оставив тележку на Женю, убежала добирать: второй раз отстаивать монструозную очередь не хотелось.
И уже когда захватила всё нужное, взгляд неожиданно упал на модель самолёта, которую с таким интересом разглядывал Женька. Марина посмотрела на цену, прикрыла глаза, мысленно пересчитывая свои финансы, скрипнула зубами, но всё же решила, что праздник для ребёнка дороже каких-то бумажек. Необходимых, надо признать.
Внутренний жмот пищал и матерился, когда кассирша пробивала покупку, понимающе запихивая считывающее устройство в непрозрачный пакет. Собственно, Женька и сам не слишком интересовался его содержимым – мало ли что могло понадобиться его воспитательнице. Тем более, что мама тоже не любила особенного внимания к своим «личным» покупкам.

Впервые за последние пять лет, наряжать ёлку было весело. Женя с удовольствием помогал, подавая сначала болтики, потом ярусы, потом веточки искусственной ёлки. Гирлянду Марина вешала сама – мало ли что, а вот когда дело дошло до шаров – даже разгорелся маленький спор:
- Но синий вот здесь будет красивее! – с жаром возражал мальчик.
- Тогда вот здесь будет совсем пусто! – отвечала Марина, уже присмотревшая более подходящее место и для сиреневой сосульки.
Женька отчаянно качал головой и обиженно сопел:
- Так неправильно…
- Ну, хорошо, - вздохнула воспитательница. – Давай ты будешь наряжать внизу, а я вверху, хорошо?
Женя кивнул и всё-таки захватил в свои руки синий шарик.
- А зачем люди наряжают ёлку? – неожиданно спросил у неё мальчик.
Марина улыбнулась:
- Мне мама давным-давно рассказывала, что огоньки на ёлке – это маячок для Рождественского Ангела. Она говорила, что если зажечь в новогоднюю, - вообще-то мать рассказывала про Рождество, но девушка решила, что так для современного ребёнка будет понятнее и ближе, - ночь огоньки на красивой наряженной ёлке и загадать желание в полночь, то Ангел увидит огоньки и прилетит. Для него это как знак того, что здесь ждут чуда. И если он увидит, что у человека чистая душа и светлое желание, то он его исполнит. И укажет в этот дом дорогу Дедушке Морозу, чтобы он обязательно принёс подарок.
Женя погрустнел:
- Значит, к нам он не приходит, потому что у мамы нет денег на гирлянду? – спросил он, аккуратно вешая ещё один шарик на нижнюю ветку – уже с другой стороны.
- Наверное, именно поэтому, – серьёзно кивнула Марина, сочувственно поглядывая на мальчишку.

Куранты давно отзвенели, отгорели бенгальские огни, салют отгремел за окном, старые Мишкины игрушки вернулись в свою картонную коробку и даже шум праздника поутих слегка. Женька спал на диване, свернувшись калачиком, укрытый Марининым одеялом. Сама девушка сидела на кухне, укутавшись в плед, и смаковала единственный на сегодня бокал недорогого шампанского.
Было тихо, спокойно и как-то непривычно уютно. Загаданное втихомолку под бой курантов желание отдавалось горечью на языке.
Может, дети и верили в чудеса, но Марина – давно уже нет. Под ёлкой лежал, дожидаясь утра небольшой, завёрнутый в яркую упаковку подарок: всего секунду назад девушка старательно его упаковывала, стараясь не слишком громко шуршать искристой зелёной бумагой с красными шариками.
Марина вздохнула, вспоминая, с какой сосредоточенностью шептал своё желание Женька: она изо всех сил старалась не прислушиваться, чтобы хотя бы у него оно обязательно сбылось. У неё – не сбывались никогда. Но… что ей стоит ещё всего один раз поверить в чудо хотя бы не для себя.
Звонок в дверь.
Девушка вздрогнула и непроизвольно выругалась: кому и что от неё может быть нужно в такое время? К тому же - в новогоднюю ночь. Если совсем уж уточнить – именно тогда, когда у неё всего какой-то час назад заснул ребёнок, про которого забыла собственная мать.
«Если разбудили – кто бы это ни был – заставлю усыплять!» - злобно подумала Марина и направилась к двери. На полпути её встретил ещё один отчаянный звонок.
- Да кого там принесло в такое время?! – громким шёпотом прорычала она сквозь закрытую дверь, даже не удосуживаясь заглянуть в глазок – косилась в сторону двери гостиной. – У меня тут ребёнок спит, а вы трезвоните, как сумасшедшие!
- Это Анастасия Николаевна! Верская! – с надрывом и всхлипами раздалось с другой стороны двери. – Женя у вас? Вы забрали моего ребёнка?
Марина яростно завозилась, чуть ни ломая замок, резко распахнула, едва не ударив едва успевшую отшатнуться заплаканную женщину.
- Вы чем думаете вообще?! Ваш «гражданский супруг», - эти слова Марина произнесла с издёвкой, – мечтает от него избавиться, дома черте что творится, вы про него забыли вообще – как так можно?!
- Но… Женщине сложно одной с ребёнком, – женщина как-то совсем сжалась, словно пытаясь казаться незаметнее. – Я же не смогу…
- Зачем рожала тогда?! – Марина уже не замечала, что кричит. – Чем думала, когда…
На середине тирады её прервал сонный голос со стороны гостиной:
- Мама? – на пороге стоял, протирая глаза, Женя.
- Женечка! – лицо женщины просияло.
Мальчишки – тоже, хоть и не так заметно. Женька рванул к матери, как ракета. Марина едва успела удержать его на пороге:
- Куда босиком в коридор! – и перевела взгляд на Анастасию. – Заходите уже…
Мальчик покосился на девушку и сказал:
- Не кричите на маму!
- Да не кричу, не кричу уже…
Пока Женька обнимался с матерью, воспитательница чувствовала себя сильно лишней.
- Мамочка, оно сбылось! – сообщил внезапно мальчишка.
- Что? – озадаченно спросила та.
- Желание, – ответил он.
- Какое?
- Ну как же, которое Рождественскому Ангелу! Значит, я хороший, – улыбнулся он.
- Ангелу? – недоумения на лице Анастасии Николаевны только прибавилось.
- А ты не знаешь?
Пока Женька рассказывал матери об Ангеле, Марина ушла в гостиную. Что бы ни говорили о современных детях, им надо то же, что и много лет назад: чтобы рядом была мама. Идут годы, сменяются поколения, а любовь к матери, какой бы она ни была, остаётся в сердце каждого ребёнка. И ни игрушки, ни конфеты им не нужны, когда рядом нет её. Девушка помнила, как весь вечер Женька нет-нет, да и косился на дверь, замирал, прислушиваясь к шагам в подъезде.
- До свидания, Марина Александровна! – прозвучало радостное от двери.
- Постойте, - спохватилась девушка, - Куда же вы его заберёте? У вас же чёрт знает что в квартире творится!
- К маме, – спокойный и решительный голос Анастасии удивил воспитательницу, пожалуй, даже больше её прихода: всё-таки материнский инстинкт – не шутка, хотя некоторые курицы и его умудряются где-то потерять. – Такси у подъезда, и нас уже ждут.
- Ну, тогда… - Марина остановилась возле ёлки.
Взгляд её упал на подарок под ней:
- Ой, а это что? – с наигранным удивлением поинтересовалась она, наклоняясь и подбирая свёрток с бантиком. – Смотри-ка, Женя – тут твоё имя! – кажется, Дедушка у нас сегодня тоже побывал.
Мальчик недоверчиво взял в руки подарок. Посмотрел на мать. Та кивнула ободряюще, а когда Женька отвернулся, виновато посмотрела на Марину. Девушка улыбнулась только, а её воспитанник тем временем, максимально аккуратно развернув упаковку, удивлённо уставился на упаковку того самого конструктора в своих руках. Неуверенно погладил стопочку деревянных, обтянутых полиэтиленом, дощечек с контурами деталей, и укоризненно посмотрел на Марину:
- И зачем было говорить про Деда Мороза? Его ведь сегодня не было в магазине. И чего я хочу я никогда ему не писал и не говорил. Я же уже большой.
Анастасия Николаевна внимательно посмотрела на сына:
- Женя, тебе сделали подарок, а ты на человека обижаешься. Разве это хорошо? Что нужно сказать?
- Простите, – мальчик опустил голову. – И спасибо.
- Не за что. И ещё, ты кое-что забыл, – улыбнулась натянуто Марина, вытаскивая из сумки и отдавая Жене его шоколадку.
- Но я же её вам подарил! – непонимающе посмотрел на неё ребёнок.
- Вот как… - улыбнулась воспитатель. – Тогда спасибо. И хорошей дороги. С Новым Годом!
- И вас, – кивнула Анастасия Николаевна. – Простите, что испортили праздник и до свидания.
- Не так уж и испортили… - вздохнула Марина вслед отъезжающему лифту.
Квартира по возвращении показалась девушке унылой и холодной. Даже ёлка в темноте сияло как-то совсем печально, а вовсе не по-праздничному. На кухне что-то поздравительно бубнило радио, периодически прерываясь заунывными или весёлыми песнями. За окном всё ещё раздавались иногда одиночные выстрелы фейерверков. На столе стояла одинокая бутылка шампанского. Наполовину пустой бокал обнаружился рядом на табуретке. Марина вздохнула, покачала в бокале остатки пенистой жидкости и, поморщившись, выплеснула их в раковину. Всё равно ничего хорошего от этой ночи уже можно было не ждать, так что девушка сполоснула бокал, убрала бутылку в холодильник и отправилась в сторону ванной с твёрдым намерением после её посещения завалиться спать, но планам ее, в который уже раз за сегодняшнюю ночь, не суждено было осуществиться.
Очередной звонок в дверь – и отчаянно матерящаяся воспитательница снова поплелась открывать, в твёрдой уверенности, что Женя с мамой что-то у неё забыли.
Каково же было её удивление, когда за порогом вместо двадцатипятилетней женщины и ребёнка оказался румяный молодой человек с букетом цветов в одной руке и пушистым серым рюкзачком-зайцем в другой. Заяц, повисший на ушах, тоскливо таращил на Марину глаза-пуговицы, безмолвно вопия: «Заберите меня отсюда!». Слегка подмёрзшие алые розы на фоне облезлой дедморозовской шубы смотрелись до неприличия яркими. Бороду и шапку главный новогодний волшебник успел где-то посеять и теперь щеголял средней небритости подбородком.
- Привет, Марин! – просиял он улыбкой на все 32. – А я тут к тебе… Вот! – он вручил букет ей в руки. – Цветы! Конфеты! – Заяц занял почётное место у неё в охапке. – И, конечно, я! Молодой и красивый – прямо мечта! – мужчина улыбнулся. – Впустишь?
Девушка внимательно оглядела его с ног до головы, вгляделась в лицо и неуверенно предположила:
- Пашка?
- Именно я! – улыбнулся он снова. – Так мне тут и стоять или, как в прошлый раз, ночевать в подъезде? – Павел хитро прищурился. – Нет, я-то могу, но смею напомнить, что тогда было лето и…
- Нет, замороженный труп мне под дверями не нужен: трать потом на тебя эксклюзивный коньяк. – Марина шагнула в сторону, пропуская старого приятеля в квартиру.
Помнится, когда-то давно, ещё во времена учёбы в университете, Пашка за ней ухаживал. Приходил вот так же, дарил цветы, водил в кино… А потом, едва закончив свой – экономический – универ, отслужил в армии, да так и остался в том городе, куда волею судьбы занесло распределение.
«Понимаешь, такие выгодные условия! Ну, не мог я отказаться» - писал он ей ВКонтакте.
Но Марина обиделась и оборвала все связи. С тех пор до сегодняшнего дня никакого желания общаться с противоположным полом ближе необходимого не возникало. Появлялось чувство какого-то отвращения, что ли. И понимания, что так, как было с ним – уже никогда и ни с кем не будет. Ни понимания с полуслова, ни тепла и чего-то вот такого, настоящего. И вот, теперь…
- Зачем ты приехал? – спросила она, отдавая уже разувшемуся парню его подарки. – Чего ещё тебе от меня надо? Всю душу вымотал, бросил, когда я ждала тебя, как идиотка, с девицей какой-то спутался!.. – Марина смотрела на него злыми и, в то же время, усталыми глазами.
Хотелось тепла, уюта, чтобы её обняли, и чтобы всё было хорошо: он ведь пришёл, правда? Но голосок гордости внутри упорно твердил, что она не какая-то шалава, которую можно так вот просто купить джентльменским набором.
- Как зачем? За тобой, конечно! – глядя в эти полные праведной обиды глаза можно было поверить даже в то, что их владелец – самое честное и искреннее создание на свете.
Даже зная, что этот хитрожопый бухгалтер маму родную продать может, интересуясь только размером выручки. Впрочем, через пару дней получит обратно – покупатель ещё в первый день взвоет и до второго продержится только впечатлённый размером неустойки.
- Ври кому-нибудь другому! – неподкупно фыркнула девушка.
- Но я правду говорю! И эта мымра была ошибкой молодости! Все ведь имеют право на ошибки, правда? – зайца Павел усадил на тумбочку, букет положил рядом, а сам подошёл и обнял свою девушку. – Ты же сама сказала, что голожопый студент тебе даром не нужен. Вот я и подумал… - Мужчина улыбнулся своей по-лисьи хитрой улыбкой и поцеловал хмурую Марину в висок, – Что с доплатой у меня есть хоть какой-то шанс…
- Во-первых, я говорила не про тебя, - начиная оттаивать, сообщила девушка. - А во-вторых, Шевроле Лачетти я тут что-то не вижу.
- Так пошли на балкон – покажу! – фыркнул наигранно-уязвлённо кавалер. – Возле подъезда стоит!
- Это которая соседа с шестого этажа? Спасибо, каждое утро вижу, когда на работу иду.
- Это которая моя! – уже действительно оскорблено сообщил Павел.
- А зачем владельцу такой машины ободранный костюм Деда Мороза? – всё ещё сомневаясь, поинтересовалась Марина.
- Ну, так где я тебе в 2 часа ночи найду шикарный костюм? А к Снегурочке своей попасть всё-таки хочется… - тоскливо простонал он. – Ты что, совсем мне не веришь? Что я тебе такого сделал? – обиженно поинтересовался он.
Сказать было нечего. Внутренний голос стыдливо заткнулся. А ещё, захотелось снова, ещё хоть один раз доверчиво поверить в чудо… Всё-таки, новогодняя ночь – когда ещё, если не сейчас. К тому же, она ему обрадовалась. Да и сложно было отрицать: в привычных пашкиных объятиях было так тепло и уютно…
- Ладно… Так и быть… - проворчала девушка, не давая губам расползтись в совсем уж откровенную довольную улыбку. – Только…
Взгляд её внезапно упал на презенты, до сих пор украшающие тумбочку. Марина снова подозрительно прищурилась:
- А почему без шампанского?
- Так ты же его не любишь! – удивлённо посмотрел на неё мужчина.
- А ты об этом помнишь? – улыбнулась она.
- Ещё б я забыл…

А в такси, недавно тронувшемся с места, сидела, обнимая сына, улыбающаяся молодая женщина:
- Мам, зачем ты звонила дяде Паше? – спросил Женя.
Та усадила его на колени и поцеловала в макушку:
- Знаешь, каждый в этом мире достоин чуда хотя бы в новогоднюю ночь. А все настоящие чудеса делают своими руками любящие нас люди.
- Я не понимаю, – обиженно сообщил мальчишка.
- Вырастешь – обязательно поймёшь.
Кому, как не младшей сестре может быть хорошо видно состояние старшего брата? Пусть и сводный, и кажется порой глупым, недальновидным, но Марину он действительно любил. Жаль только, что узнать весёлую оторву, которую видела всего один раз, в строгой воспитательнице её сына она смогла только сейчас.

Вопрос: Выберите подходящую номинацию
1. Самый оригинальный сюжет  3  (33.33%)
2. Лучшее раскрытие характеров и отношений  2  (22.22%)
3. Кнопка - хочу видеть результаты  4  (44.44%)
Всего: 9

@темы: фанфики, Рождественские сказки, Максим Горький, Драйзер, 2012

URL
Комментарии
2012-12-25 в 17:13 

Sherley Jones
on the side of the angels
Поначалу не собирался оставлять комментарии вообще к каким-либо работам и молча проголосовать, но затем подумал, что автору было бы приятнее прочитать мнение о своей работе в, пусть даже и коротком, сообщении, чем просто увидеть, что за него проголосовали/не проголосовали. Тем более, я не буду сейчас пытаться выбрать что-то лучшее, я напишу везде свои впечатления и укажу плюсы и минусы, а затем уже подумаю - чему именно отдать свой голос.

Ну что я могу сказать... сюжет напоминает больше не рождественскую сказку, а фильм, который в предновогоднюю ночь показывают по ТВ. Немного глупый, не настоящий, современный, странный, но чем-то цепляет. Такое ощущение, что сюжет был взят как раз из программы предпраздничного телевидения. Тем ни менее, история о мальчике, которого в предновогоднюю ночь забыли в детском саду - это нечто оригинальное. Очень понравилось его описание. Современный ребёнок, но при этом искренний, добрый и настоящий. Драйзер тоже понравилась, что уж умалчивать о Джеке... я правильно узнал своего активатора в личности под именем Павел? х)
Простите за мою немногословность, я стараюсь наспех, но при этом достаточно тщательно прочитать все работы на лотерее, оставить комментарии и выбрать - за что же мне проголосовать, а отсюда и все такое скудное. Тем ни менее, ваша работа действительно очень хорошая. Я разрываюсь между номинациями, но в тайне уже сделал свой выбор с:

~ Немного неТИМичный комментарий от Напа.

2012-12-26 в 16:04 

Гость 2012
| Cherry Cat |,
*улыбается*
Благодарю за комментарий)
читать дальше
И Павел - да, Джек)
P.S. И коротким мне комментарий не показался)))

2012-12-27 в 12:23 

Асвиар Инвим Аквилар
My life is worthless. And my tries hopeless.
Замечательный рассказ ) Да, вот она суровая гаммийская романтика, все чудеса делают друг для друга сами люди. И, в принципе, не могу с этим не согласиться )

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Соционическая Лотерея

главная