Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:30 

Работа №6

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Автор: Der Graue Kardinal
Бета: ?
Название: Получите свое «спасибо»
Персонажи/пейринг: Штирлиц/fem!Наполеон
Жанр: Слайс-оф-лайф, хьюмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание(саммари): Что делать, когда размеренная и спокойная жизнь превращается в страшный сон? И все из-за появления новой начальницы, которая, одним словом, со своими сдвигами и странностями? А ты, преданный делу трудоголик, в один момент замечаешь, что она тебе не безразлична?
Предупреждения: -
Авторские примечания: Написано с реально произошедшей истории


Я как-то привык вставать буквально за минуту до звонка будильника. Выработанная еще в университете привычка. Даже можешь напиваться и веселиться на вечеринках всю ночь, а все равно не проспишь.
Резко встаешь. Смотришь на дату, вспоминаешь день недели. И как-то мозг сам по себе начинает работать, моделируя в подсознании сетку расписания. Где и во сколько я должен быть и что делать.
Каждое утро я вставал ровно за минуту до звонка будильника. Принимал душ, готовил завтрак и выпивал чашку белого или фруктового чая. Никакого кофеина- я его плохо переношу. Я знал, что сегодня следует надеть тот костюм, тот галстук, те носки. Что ко всему этому подойдет коричневый кожаный портфель и такие же туфли. А еще обязательно надеть часы, без которых, я как без рук. Armin Strom. Один из самых дорогих подарков, что мне когда-либо дарили. И спрашивается кто? Мой безнадежный брат, который всегда жаловался на нехватку денег. Но речь сейчас вовсе не о том. Смотря на себя в зеркало перед выходом, я хмурил брови и долго поправлял галстук. Мои мысли улетучивались куда-то далеко, к ней, представляя в каком наряде она придет сегодня, и насколько гармонично мы будем смотреться вместе. А еще не придерется ли она к моему парфюму?...

Говорят, что осень пора меланхолии и депрессий. Но я никогда не замечал этого за собой. Просто время года. Ничего более. Единственное, темнеет раньше и светлеет позднее, да и дороги скользкие из-за постоянных дождей. Поэтому, когда я еду за рулем своего ниссана, никогда не отвлекаюсь на посторонние разговоры. И да, я стараюсь всегда выходить из дома пораньше, чтобы не тратить драгоценное время, простаивая в бесконечных пробках. Хотя и знаю, приходи- не приходи на работу раньше, а все равно придется ждать, когда начальница соизволит явиться.

Едва я вышел из лифта, как чуть не столкнулся с Фаиной, которая неслась со всех ног, динамично цокая каблучками.
-Опа! Куда это мы так спешим, где утреннее приветствие?- я слегка наклонился к ней, ведь очень трудно вести разговор, когда девушка на две головы ниже тебя. Даже на каблуках.
-Там Наполеонша приехала, представляешь? Или она никуда не уезжала… Прихожу я, а она спит на диване. И перегарищем несет.- Она пыталась поспевать за моим шагом, одновременно безумолку болтая, и обрисовывала картину в воздухе, удерживая под мышкой сложенный пакет.- А на блузке пятно от вина. Я думала черта будить не стоит, а потом снова мимо иду- она меня хвать за руку и давай орать. А потом сунула деньги и отправила ей блузку купить. А я же в этом вообще не разбираюсь! А если блузка ей не понравиться или не подойдет? Это же конец света будет для меня!
Не успели мы дойди до кабинета начальницы, как дверь с жалобным скрипом отворилась. А на пороге стояла она, прижимая к себе снятую кофту.
Первым я почувствовал запах спиртного, а затем нахлынуло и остальное. Мой взгляд скользнул от зеленой бретельки бюстгальтера и далее, по изгибу ее бедер, обтянутых черной юбкой.

До мельчайших деталей я еще помнил тот день, когда нам впервые должны были представить новую начальницу. Все ожидали увидеть наследницу данной империи, подстать деловому брату, который умел добиваться поставленной цели. Но перед нами предстала женщина с бронзовым загаром средиземноморья, с блестящими золотыми локонами и в обтягивающем платье выше колен. Она сняла солнцезащитные очки, блеснув многочисленными кольцами, и с размаху заявила, без приветствия:
-Я хочу стать лучшей в этом бизнесе! Так что вы будете слушать меня!
С тех пор изменилось немногое: сошел ее загар, одеваться она стала строже, и порой выпрямляла волосы. Но вот характер с каждым днем раскрывал ее все больше и больше, как самовлюбленную эгоистку, которая может и генерировала идеи, но вот с осуществлением их у нее было туговато. А еще у нее страдала дисциплина. На обе ноги.

-Что уставились?- огрызнулась она и вырвала из рук Фаины пакет.
Перед нашим носом захлопнулась дверь, а мы так и остались стоять, как вкопанные. В кабинете послышались чертыхания.
-Фаина, да помоги мне!
Она хихикнула в кулак и подмигнула мне. И покачивая бедрами, женщина зашла в кабинет. Изнутри снова донесся крик:
-А ты сделай мне кофе!

Добавить немного базилика, перца и укропа. Перемещать и потушить еще 10 минут. Проверить сварился ли рис.
Женщины в моей квартире не было, поэтому вся готовка ложится на мои плечи. Я не особо люблю готовить, но и каждый день ходить в кафе и рестораны наскучивает, а питаться полуфабрикатами я не приучен.
В коридоре послышалось шарканье. Я обернулся.
Опираясь о косяк, стоял мой брат и заспанным взглядом окидывал кухню.
-Вкусно пахнет,- он почесал затылок,- на меня рассчитано?
-Конечно.
-А ну, отлично…
Через некоторое время раздался шум воды в ванной.
Я подумал, что она тоже редко готовит. Да, иногда мне кажется, что она вообще редко приходит домой. Взять бы случаи, когда она ночевала на работе.
Я мало что знал о ее личной жизни: деспотичные родители, старший брат, который во всем был лучше ее. Неудачные романы из-за чего, может, с ней и случались все эти пьяные выходки.
Говоря о ней, я ощущаю какое-то странное волнение. Бесполезно спорить, что она мне не нравилась. Она была красавицей, за которой мужчины бегали хвостом. Но я чувствую поглощающую необходимость ухаживать за ней и окружать ее заботой… А это значило что-то более, чем простое физическое влечение.

Японцы они такие. Будут сидеть, как мертвые, и даже не сделают глотка минералки, когда у них во рту все пересохло. И если русский человек во время переговоров или совещания чихнул или, не дай бог, обмахнулся папкой документов- все!- ты нанес удар по их самолюбию. Ты их не уважаешь, ты не считаешь с их интересами! Все-все! Саенара!
Но в какой-то момент она дотронулась до шеи и потянулась за стаканом с водой.
Стоя рядом с ней, я замечал ее учащенное дыхание и нервную дрожь кончиков пальцев. Она стала говорить намного тише, останавливаясь на полуслове, делая долгие паузы. Я сразу смекнул, в чем дело. Слишком острый запах парфюма, что она начала задыхаться.
Я как-то привык, что у меня в кармане теперь лежал тавегил. Она часто то ли забывала, то ли стеснялась брать их собой.
Я достал из кармана пластинку и под предлогом того, что мне надо указать на недочет в соглашении, наклонился к ней и вложил в ее ладонь таблетку. Она посмотрела на меня таким взглядом, что у меня замерло сердце. Я взял диалог на себя, полностью отманив внимание собравших от нее.

Находясь уже в своем кабинете и попивая кофе, она повернулась ко мне и деловым тоном сказала «спасибо». Хотя в ее янтарных глазах я прочел нечто большее, чем простую благодарность.
-Люблю я осень. Красиво ведь на улице, не смотря на дожди и на серость. Весной у меня обостряется аллергия, валяйся трупом- не хочу. Летом жарища, и я очень быстро обгораю на солнце. А зимой холод собачий. Так что хочу, чтобы всегда была осень.
-Если только золотая, период листопада.- Не оценил я ее ностальгического настроения.
Она усмехнулась и откинулась на спинку кресла.
А заметил, как цепочка на ее шее повернулась замком вперед. Это будто загипнотизировало меня, что я долго не мог отвести глаз.
-И куда мы пялимся такими горящим взором?
-Цепочка перевернулась…
Я бросил договор на стол и резко вышел из кабинета.

-Да, ладно тебе, смотри, она же львица настоящая. Такая хищная, властная, голодная. Вон как тебя глазами пожирает!
-Я не обращал внимания как-то…
Фаина вечно пряталась от начальницы за огромным монитором компьютера и, как только та проходила мимо, снова вылезала из своего убежища. Офисная жизнь- не ее стихия. Нет, даже не так. Раньше она отвечала за отдел продаж, где заваливали работой, но я никогда не видел ее уставшей. А теперь ее понизили до секретаря, объяснив тем, что с таким недалеким умом, невинным личиком и голоском только гостей и принимать, да на звонки отвечать.
И все же она продолжала оставаться оптимистом и даже где-то находила терпение выслушивать вечные претензии, недовольство и крики.
-Да-да-да, это не одна я замечаю…- Она подтолкнула меня в бок и усмехнулась в кулак.- Может, ты ей на встречу пойдешь, а? Нам не так доставаться будет.
-У нее, кажется, уже есть отношения. Иначе, куда она так часто сбегает с работы?
-А ты не слышал? Тут же настоящий скандал был…
И за пять минут мне рассказали все известное о личной жизни Киры. Я не горел особым желанием выслушивать женские сплетни, но ведь от Фаины так просто не отстанешь. Да, и снова кольнуло сердце, вспомнив ее последнюю истерику: она после телефонного звонка выбежала из кабинета и, подвернув ногу, упала возле лифта под удивленные взгляды подчиненных. Все замерли на месте, и никто не подумал поспешить ей на помощь. Она самостоятельно поднялась и, не разворачиваясь, заорала, чтобы все работали, иначе она всех вышвырнет на улицу. После случившегося происшествия она появилась лишь через два дня. И снова от нее несло перегаром.
-Вообщем, ты же знаешь ее родителей. Так вот, у нее есть жених, но вроде это брак по расчету. А он не из просто теста сделан и тоже денежками хорошими владеет. И тут он один раз приезжал к нам. Знаешь, у меня глаза на лоб полезли. Такой худенький, ниже тебя на голову. В костюме, в очочках- сразу видно, интеллигент. Спокойный, тихий, но неприметный. Ни разу не пара он нашей Наполеонше. Так вот: узнал, что Киры нет на месте, будто успокоился, извинился и ушел. А девчонки же прилипли к стеклу и смотрят, на чем он приехал. Выходит к бмв, а от туда девчонка выскакивает и его тут же под руки хватает. В цветастом такая, не то что он- серое пятно. И тут Кира подъезжает, представляешь…
Я вовремя подал Фаине знак закрыть рот, потому что еще бы секунду, и, боюсь, она бы осталась без работы. Мимо нас прошла Кира, просто прожигая насквозь взглядом почерневших глаз.
-Ко мне в кабинет, девчонка. Живо.


Она была симпатична мне как женщина. Чисто внешне. Характер у нее был наипротивнейший. Типичный скорпионий, я бы сказал. Слишком много амбиций и упрямства. Я думаю, что следовало бы хоть немного подковырнуть ее натуру и вытащить из нее лучшие качества: может она бы стала больше думать головой и обращаться к логике. Ведь в душе она не столь высокомерна и эгоистична. Просто так принимают ее люди. Да, именно так. В конце концов, она умеет вести себя достойно и воспитанно!
Поэтому я порой испытывал необъяснимый порыв окружить ее заботой, дать почувствовать, что не все люди воспринимают ее, как врага. Что она может всегда положиться на меня… И случай не заставил себя ждать…
Так получилось, что мне пришлось задержаться на работе. Вернее сказать не так. Я планировал день, как и любой другой. А тут звонок от брата и просьба не появляться дома до завтрашнего утра. Поэтому мне пришлось судорожно соображать, где остановится на ночь. Я позвонил в «Пэлас» и забронировал номер. На часах было семь, и постепенно офис стали покидать сотрудники. В коридоре выключился свет, а я все еще сидел в кабинете за договорами. Сегодня мне некуда было торопиться, так что я решил просмотреть наперед несколько бумаг и перепроверить соглашения.
Стрелки уже показывали девять. Стоило поехать в какой-нибудь ресторан перекусить и взять пару документов, поработать над ними перед сном.
Я запер свой кабинет и заметил полоску света из-под двери начальницы.
Подумав, что Кира опять забыла выключить лампу, я подошел и дернул ручку. Но дверь оказалась запертой. Я деликатно постучал. Послышался шум и звук щелкнувшего замка. Передо мной стояла она. И в нелучшем своем виде: с растрепанной укладкой и с заспанно-опухшим лицом. Я хотел было обеспокоенно поинтересоваться о ее самочувствие, но учуял не запах спиртного.
-Вы знаете сколько времени?
-Ииии?...
-Вам домой не пора?
-Домой… Опять в дурдом…
-Почему в дурдом?
-Потому что все уныло там! А я хочу веселиться и развлекаться!
Она резко распахнула дверь и с нервным хохотом принялась танцевать и крутиться на каблуках. В какую-то секунду она столкнулась с креслом и полетела бы на пол, если бы я вовремя не поддержал ее.
-А в кого у тебя глаза такие красивые? В папу или маму?
-В брата.-
Пусть это прозвучало слишком резко, но я не желал продолжать подобный диалог. Я поставил ее на ноги и оглянулся. Нельзя было ее здесь оставлять. Не дело это спать и мерзнуть на гостевом диване, а на утро позориться перед подчиненными.
А между тем она продолжала пожирать меня взглядом и крутить пуговицу моего пиджака.
-Я отвезу вас в гостиницу.
-Эт еще с чего? Я сама могу доехать!
-Вы пьяны.
Тут ее лицо будто ожесточилось. Губы искривились. Она резко схватила сумку и пальто и, оттолкнув меня от двери, бросилась к лифту.
-Да стойте вы!
Я как-то запоздало бросился за ней, что дверь лифта успела закрыться. А второй находился на 20 этаже. Я посмотрел на лестницу. Так ведь быстрее спуститься?
И я сорвался бежать по лестнице, как шестнадцатилетний пацан.
Смешно. Глупо. Нелепо.
Но в таком состоянии она могла доехать только до ближайшего столба. Не иначе.
Видели бы вы, как я, задыхаясь, перескакивая несколько ступеней, сбежал с седьмого этажа и, как угорелый, подбежал к лифту. Наверху горела цифра 2. Эта девчонка решила со мной играть в догонялки? Но не прошло и полминуты, как лифт снова заработал, и передо мной открылись двери.
Она стояла, ухватившись на поручень, с висящими на локте пальто и сумкой. И расхохоталась при моем появлении.
-У тебя такое негодование на лице…
-Еще бы.
Я выдернул это полуосознающее свое поведение существо из лифта и, поддерживая, повел к дверям. Но за что мне такая кара, а? Она уже взрослая, а ведет себя как дите в день рождения: все можно, все разрешается, и никого не будем слушать.
Перед выходом я повернул ее к себе и надел на нее пальто. Она даже слова не сказала. Просто стояла, слегка покачиваясь на каблуках. Каблуках! Она даже не переобулась и в таком виде решила выходить на улицу, когда там холод собачий и лужи. Я повязал на ее шею свой шарф, подобрав ее волосы.
Кира будто смирилась и слегка успокоилась. Но стоило мне отвлечься, как ее уже не было со мной рядом.
-Черт!
Я пробежал между рядов машин и увидел ее возле фольца, копошащуюся в сумке. Она вынула ключи, но чихнув, выронила их. Связка, звякнув, упала на мокрый асфальт.
Так не подойдет. Вообще. Я твердым шагом подошел к ней, поднял ключи и потянул за руку. Она чуть не упала.
-Что ты делаешь?
-Вы не поедете на машине.
-Почему?
-Да потому что вы пьяная! И мне не жалко будет вас, если вы врежетесь в столб! Я больше беспокоюсь о людях, которые потом могут оказаться под колесами вашей машины!
-И?
Да, причинно-следственная связь ей давалась плохо, и мне пришлось насильно запихать ее на заднее сиденье своей машины, пристегнуть и заблокировать двери. Кира продолжила буянить, угрожая мне увольнением и расценивая все это, как похищение ее значимой персоны. И пока она возмущалась, мой мозг судорожно соображал, куда мне ее деть? Звонить брату, рушить его планы, когда он наверняка дома не один, а с Софией? Нет. Везли в отель? Кхм… Однако живописная картина представиться на ресепшне. Одним словом тоже не вариант. Отвезти ее кому-нибудь, кто возьмется за ней «поухаживать» ночь? К Фаине? Нет-нет-нет. Снова пойдут слухи.
Значит только один вариант оставался…
-Где вы живете?
-Тебе зачем?- обиженно пробурчала она.
-Что бы домой вас отвезти.
-Я не хочу домой. Я хочу в клуб, веселиться.
-По клубам ходят только малолетки. И сегодня рабочий день. И завтра тоже. Так что назовите адрес… Пожалуйста.- Добавил я.
Вместо ответа перед моим носом повис ее паспорт со страничкой прописки. Я взял документ и прочитал адрес. А потом, повинуясь какому-то странному порыву, перевернул страничку и уставился на ее фото.
Молодая девчонка, ничуть не похожа на нынешнюю Наполеоншу. С длинными кудряшками, с веснушками, задорной улыбкой и пухлыми щечками. А еще непонятная розовая блуза с изысканной нитью мелкого жемчуга на шее. Но взгляд такой же. Игривый, вызывающий, будто с чертовским огоньком.
И тут я осознал, что не просто смотрю на фото. А любуюсь им. Взгляд невольно упал на дату рождения. Ну да. Скорпион. Вылитый.
Я отложил паспорт и завел машину.

Мы доехали быстро. Ну, относительно, если не считать мелких пробок из-за нескольких аварий. Да, по-моему осенью больше ДТП, чем в другие времена года. Поэтому водить надо осторожно, соблюдая написанные правила. Особенно, когда везешь пассажира.
Кира слегка заснула, поэтому мне пришлось растормошить ее, чтобы узнать подъезд.
Мне пришлось буквально донести ее до квартиры, поскольку она еле волочила ноги. И самому открыть дверь, поскольку ей никак не удавалось вставить ключ в замочную скважину.
-Отключи сигнализацию …
Я выполнил указание и переступил порог. Я ее доставил до квартиры. Тут она не пропадет точно. А меня ждут уютный номер в отеле и лежащие в портфеле договора.
И тут я услышал характерный «быдыж» и резко обернулся. Кира уже сидела на полу, не разувшаяся, в верхней одежде.
-Мне плохо…
Зная ее, я мог бы предположить, что она пытается надавить на жалость и заставить меня остаться с ней, дабы развлекать ее Высочество. Но я в тот момент я сочувственно отозвался.
Я помог ей снять плащ, развязал шарф, но она вцепилась в него, мотивируя, что ей холодно. Я провел ее в гостиную и усадил на диван.
-Можно мне воды?
-Кухня…?
-Там…
Она ослаблено махнула рукой.
Я прошел на кухню, чувствуя себя домушником. Надо же я в чужой квартире хожу так, будто я тут живу. Хотя квартирка ее была уютной, светлой, просторной. По-видимому с недавним евроремонтом. Вся мебель новая, с дорогим лоском. Но в коридоре и в зале я заметил нагроможденные коробки не разобранных вещей.
Налил стакан воды и посмотрел в окно, по которому барабанил дождь. Нет, осень явно не мое время года.
Я вернулся в гостиную. Кира развалилась на диване. Я поднял ее и передал стакан.
Она сделала всего несколько глотков и позеленела в лице.
Боже, во что я вляпался?
Она ракетой бросилась вон. И через минуту донеслись характерные звуки. Я обреченно выдохнул и снял пиджак.
Кира сидела на кафельной плитке в ванной комнате, сверкающей при свете ламп, которые просто резали глаза. Сидела, опустив голову.
-Клин клином вышибают. Может, пропустим еще по бокальчику?
Она попыталась убрать свои волосы, но локоны постоянно выбивались. Я наклонился и заделал ей высокий хвост, а затем заколол их крабиком. Она снова искривила губы и зажала рот.
-Так.- Решил я взять все в свои руки.- Делайте свое дело, а потом под душ. И на кухню. Надо что-то закинуть в желудок.
При последнем слове, она опять склонилась над унитазом.
Вот тебе и славный сон в уютном отеле, вот тебе и работа. Вот тебе и начальница. Я вышел из ванной и снова на кухню. Что вообще делают, когда человек перепьет? Помниться мой брат глотнул лишка, а потом сидел на кухне в пледе, трясся, будто от озноба, и пил переслащенный чай. И еще был бутерброд с колбасой.
Я поставил чайник и открыл холодильник. В голове еще раз промелькнула мысль, что все это неправильно и нелепо, но сейчас Киру нельзя было оставлять одну.
Меня немного удивило содержание холодильника. Ни каких кастрюль, сковородок, банок. Только характерная пластиковая посуда из ресторанов. Этого ее желудок точно не вынесет. Я открыл один из ящиков, как оказалось заполненный фруктами. Фрукты это хорошо. Сочные и полны витаминов.
Вскоре на столе стояла тарелка с порезанными кусочками киви, яблок, дольки апельсинов и чай с тремя ложками сахара.
Стрелка приближалась к одиннадцати, и тут я вспомнил об отеле. Наверное, следует отменить бронь…
Как только я отключил телефон, на кухню вошла Кира, завернутая в махровый халат. И какой! Леопардовой расцветки, будто она любила эту пошлость. И белых пушистых тапочках. Лицо у нее было вымученным, опухшим. И глаза уже не так блестели.
-Я не хочу…- заныла она при виде еды.
И тут меня обуздала злость. Я чуть не насильно впихнул ей приготовленное и успокоился только тогда, когда она, чихнув, проглотила последний кусок.
-Я там в ванне…
-Сейчас!
Даже не дослушав, я ринулся в ванную и увидел разбросанную на полу одежду. Блузку, юбку и мой шарф. Отлично она с вещами обращается. Все это в ту же минуту было повешено на вешалку.
Когда я вернулся на кухню, она уже сопела, положив лицо на стол.
-Ей-ей…
Я слегка потряс ее за плечо, но в ответ прозвучало недовольное ворчание.
Ну что мне делать, а?! Я же не знал, что так выйдет!
Я взял ее на руки. Странно, но она оказалась легче, чем казалась. Кира как-то нервно зашевелилась.
Спальня ее представляла собой более красочное зрелище. Раскрытые шкафы с одеждой, валяющиеся на стульях платья. Комод, заваленный флаконами, таблетками, бусами и шкатулками. А на заправленной (удивительно, что заправленной) кровати лежало вечернее платье с орнаментом в виде осенних листьев и коробка с туфлями.
Она куда-то собиралась сегодняшним вечером?
Я усадил ее на край кровати и быстро все убрал, расстелив постель. Уложил, словно маленького ребенка и накрыл одеялом. Занавесил шторы, чтобы ей с утра солнце глаза не резало. Сбегал на кухню, налил бокал воды и поставил на тумбочку. Тумбочку, на которой стояла ваза с букетом кленовых листьев…

Она любила болтать не по делу, особенно когда я окончательно доставал ее с работой. Она сказала, что не любит цветы. У нее аллергия. Поэтому ее отец, который часто был в командировках, посылал ей на день рождения не букет алых роз, а красивую композицию осенних листьев. И где только в начале ноября он находил кленовые листья? Вообщем, все это продолжалось до тех пор, пока ей не исполнилось 14 лет. С тех пор она не получала букеты, а только короткие звонки или визиты.

Я судорожно думал, что делать дальше. Домой я не поеду, в гостиницу тоже. А вдруг ночью ей станет плохо? Быть с ней рядом? Где? В спальне чужой находиться? Нет, я уж тут на диванчике в гостиной посплю. Но спать не хотелось, поэтому я занялся взятыми договорами, пока незаметно и не уснул.
А проснулся я ровно без минуты семь. Я мятых брюках и рубашке, с взъерошенными волосами.
На цыпочках дошел до двери ее спальни и слегка приоткрыл. Она спала, развалившись по всей кровати и смяв одеяло, которое теперь находилось у нее в ногах. Леопардовый халат слегка развязался, приоткрыв моему взору казавшееся белоснежным бедро.
Я сглотнул и прошел на кухню. Должны же быть у нее продукты, чтобы я хотя бы ей салат на завтрак приготовил?
А утро ее началось не так поздно от моего подъема и не так хорошо, как мое.
Я столкнулся с этим леопардовым, растрепанным нечто в коридоре. И меня буквально прожгли ненавистным взглядом опухших глаз с темными ореолами под ними. Ни привета, ни с добрым утром. А только хриплое и злое:
-Ты что в моей квартире ночевал?
Я опешил, не зная, что ответить. Это вопрос сразил меня.
-Ну да…- опешив, промямли я.
-А теперь можешь ехать.
И больше ничего. Она хлопнула дверью ванны.
Внутри меня снова закипела злость. И это после всего? После всех моих мучений и возяканий, чтобы ей было хорошо? Спасибо, что.
-Завтрак на плите!- довольно громко рявкнул я и, схватив свои вещи, вышел из ее квартиры.

Просто меня учили, как люди к тебе относятся, так и ты относись к ним. Так я и делал. Но когда нечужой тебе человек проявляет неуважение и оказывается неблагодарным, тут я забываю этот принцип: либо объясняйте свое поведение, либо грянет война вербальная и невербальная.
И это поведение Киры разрушила все мои планы и все мои дальнейшие мысли о развитии ситуации. Я, забыв об обещании брату, ворвался к себе домой и опомнился только, когда увидел в прихожей женские сапоги. Пришлось незаметно прошмыгнуть в свою комнату, переодеться и забежать умыться.
Нет. Данное происшествие не повод не ехать на работу. Это было за гранью делового, нечто личное. И на тамошнюю, офисную жизнь это не должно повлиять. Да, именно так.
И все же Фаина сделала замечание о том, что я сегодня какой-то не такой. На что от меня прозвучало не совсем дружелюбное напоминание, что она на работе и сейчас не время обеденного перерыва. Лишь в обед появилась Наполеонша. Появилась и снова исчезла. А мне лишь передали ее приказ закончить подготовку всех бумаг, чтобы она завтра выслушала окончательный отчет.
Мне хотелось что-нибудь пнуть или разбить. Благо, полное погружение в дела дало свой эффект. Но я никак не мог забыть ее обидные слова «а теперь можешь ехать». Будто я ей слуга и просто был обязан тратить свое личное время на нее. Я предчувствовал, что завтра грянет гром.

Гром грянул. Правда, не совсем этого я ждал.
Сухим, деловым тоном я читал написанный текст, показывал диаграммы и таблицы, стараясь не смотреть ей в глаза. Она же наоборот сверлила меня взглядом и то и дело делала ни к чему не ведущие замечания.
-Ваши идеи не воплотимы!- сорвался я на очередную ее бредовую идею.- Включите логику!
-А у тебя сухие расчеты и все! Половину можно скомкать и выкинуть в мусорку!
-Ваш брат почему-то не считал приведенные данные мусором,- я тряхнул пачкой листов перед ее носом,- и знаете в чем причина? В том, что он больше вашего знает, а вы - ничего!
Она выпрямилась и попыталась поравняться со мной.
-Да? Значит я глупая, да? Значит, у меня мозгов нет?
-Есть. Но вы их задействовать не хотите!
-Ха, а не боишься после таких слов вылететь с места, как пробка шампанского?
-А давайте, увольняйте!- Развел я руками.- Я уже получил благодарность за то, что всю ночь нянчился с вами.
-Ах, так?
-Да…
Она схватила мой галстук, что я только успел заметить бардовый лак на ее ногтях, и впилась в мои губы поцелуем.
Не знаю, сколько мы стояли так, но потом она отступила и облизнула губы. А глаза так маслено и блестели, как у хищницы, наконец-то хватившей желаемую добычу.
-Вот тебе моя благодарность. Доволен?
-Не полностью…
Она с кошачьей грацией поманила меня пальцем и запрыгнула на стол.

-Знаешь, а так ведь нечестно. Ты был у меня дома, а я у тебя нет.
Она сидела, прижавшись ко мне и довольно гладя мои волосы.
-Ну, знаешь, у меня не такая роскошная квартира, как у тебя…
-И что? Хочу посмотреть, как живет наш умелый трудоголик, который приготовил мне такой вкусный завтрак.
Я добродушно расхохотался.
-Хорошо, если хочешь, мы можем потом поехать ко мне.
-Правда?
-Конечно.
Да. Точно, брата ведь дома не должно быть.

Брата и правда не было в квартире. И пока я ставил чайник и резал купленный Кирой торт, она обошла всю мою квартиру и сделала вывод:
-По-холостяцки уютно, но фото в рамочках меня окончательно покорили.
-Почему же?- спросил я ее, усаживая за стол.
-Это так старомодно… Совершенно в твоем стиле.
Она отхлебнула чая и поморщила нос.
-Что это?
-Белый чай. Не любишь?
-Я больше кофе люблю… А знаешь…
-Что?
Она тряхнула золотыми кудряшками и, поставив локти на стол, положила подбородок на скрещенные пальцы.
-Кажется, я окончательно влюбилась…
Я притянул ее к себе.
Зря с полминуты назад я проигнорировал шум в прихожей. Очень зря. Потому что, когда меня занимали пухлые губы Киры, и послышалось то самое знакомое восторженное «баааа!»
Мы резко обернулись, будто были застигнуты за чем-то неприличным.
В дверном проеме стоял мой брат со своей девушкой и то и дело показывал пальцем то на меня, то на Киру.
-Ты прикинь! Мой брат кого-то домой привел! И привел красавицу просто! Очуметь! Мой брат!!! Ему скоро тридцатник стукнет, и он наконец!..- и он схватил за плечи Софию, которая понимала всю соль ситуации и испытывала за него стыд.- Мой брат не гей!!! Ура!
На этой фразе я был готов подняться и убить его.
-Женщина, не знаю вашего имени, но вам чертовски повезло. Да-да. Он просто душечка, все умеет, все делает. И работу имеет высокооплачиваемую и готовит очень вкусно!
-Да, я знаю!- смеясь, откликнулась Кира.
-ЧТО? Так вы уже?!
-Саш…
Спасибо Софии, что она за ухо вытащила моего брата с кухни.
-Ну вы даете…!- Раздался последний крик из коридора.
-Кир, я все объясню…
-Значит, не гей?
И она, схватившись за живот, засмеялась на всю квартиру.

С тех пор прошел год. Мало что изменилось. Нет, ну как изменилось… Мы официально стали парой. На что поползли слухи и сплетни, но стоило Фаине топнуть ногой, как все замолкали и разбегались по местам.
Мы разобрались с проблемами Киры, и она порвала помолвку. Не без помощи ее брата, конечно, который прекрасно знал меня и сказал только одну вещь «Такой как ты достоин большего, но… удачи тебе с ней».
И больше никто не видел ее пьяной на работе.
А еще я полюбил осень. Потому что весной у нее обостряется аллергия. Летом ей жарко, и она очень быстро обгорает на солнце. А зимой ее бьет озноб, и она часто болеет. Полюбил и долгие прогулки по паркам. И это волшебное осеннее настроение.
И теперь у Киры стоит новый букет из желто-красных кленовых листьев.
А вот мой шарф она так и не вернула, предпочитая носить его сама.

Вопрос: Выберите подходящую номинацию
1. Самая яркая и запоминающаяся Осень  1  (14.29%)
2. Самый оригинальный сюжет  0  (0%)
3. Лучшее раскрытие характеров и отношений  4  (57.14%)
4. Кнопка - хочу видеть результаты  2  (28.57%)
Всего: 7

@темы: фанфики, Штирлиц, Осенняя Лотерея, Наполеон, 2012

URL
Комментарии
2012-11-09 в 08:14 

Shouichi Haku Yuki
Шагами нового пути жизнь изменяется внезапно
Благодарю автора за так ярко показанные отношения и персонажей.
Понравилась Напка, понравилась забота... И пьяная женщина)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Соционическая Лотерея

главная