19:31 

Работа №7

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Автор: hisa_clover
Бета: ?
Название: За гранью сна
Персонажи/пейринг: Гамлет, Гамлет
Жанр: Фантастика, джен, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание(саммари): Каждый раз погружаясь в сон мы оказываемся в новом для нас своеобразном мире. Но если там жизнь заканчивается, то что сделает неупокоенная душа, которой совершенно не хочется умирать?
Предупреждения: имена, смерть персонажей
Авторские примечания: автор заразился от фразы «Тождики смотрят друг на друга как на зеркало», автор попытался эту мысль развить, но слишком буквально.



Глава первая. Введение. Первое сентября.

Осень еще не вступила в свои права. Слишком рано, всего лишь первое сентября на календаре. Удивляет своими теплом и солнечным настроением. Но мало кто обращает на это внимание в каменных джунглях. Спешащие "взрослые" даже не смотрят по сторонам, все время в себе или в работе. Сонные школьники так же не смотрят по сторонам: волнующиеся первоклассники, возбужденные предстоящими событиями младшеклассники, ожидающие встречи друг с другом средний классы и скучающие старшие. Студенты одной бесконечно усталой массой стекались в свои колледжи и университеты. Ну что за наказание, школьники идут в школу просто ради бессмысленных одинаковых слов, а студенты - сразу на пары. Стасу, первокурснику факультета художественной кафедры, подобная перспектива совершенно не улыбалась. Был он совой, живущей ночью. Что уж говорить о том, что за короткое из-за экзаменов и поступления лето режим он сбил себе полностью. Этой ночью он решил не спать, что бы совсем не пропустить университет, но в итоге чуть не заснул в автобусе и, если бы не сидевшая рядом постоянно разговаривающая по телефону девчонка с разноцветными афро-косичками, то свою остановку Стас бы точно пропустил. Не то что бы это была бы большая потеря, но все равно не приятно. Нужно заводить хорошие знакомства с однокурсниками и произвести прекрасное впечатление на преподавателей с самого первого дня. Опаздывающий студент запоминается с плохой стороны, даже не смотря на вежливость и знания, отношение будет предвзято. На курсе обязательно будет определенная элита, их пешки и чернь, те, кого будут гнобить или не замечать. Стас явно не вынес бы быть среди черни. В худшем случае он сам собирался собрать элиту, потому что общество никогда не было равно между собой. Слабые люди должны выбывать из борьбы, сильные должны продолжать бороться за место под солнцем. По-другому в человеческом мире и быть не может.

читать дальше

Продолжение в комментариях

Вопрос: Выберите подходящую номинацию
1. Самая яркая и запоминающаяся Осень  0  (0%)
2. Самый оригинальный сюжет  0  (0%)
3. Лучшее раскрытие характеров и отношений  1  (33.33%)
4. Кнопка - хочу видеть результаты  2  (66.67%)
Всего: 3

@темы: фанфики, Осенняя Лотерея, Гамлет, 2012

URL
Комментарии
2012-11-01 в 19:32 

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Глава четвертая. Ноябрь.

На шее с силой сжимается удавка. Воздуха катастрофический не хватает. Он сам выбрал себе этот путь, сам устал от этой невозможности быть собой, невозможности чего-то добиваться. Все вокруг смирились, привыкли. А он нет. Ну и что, что все остальные разы его смерть не удавалась. Ну и что, что он с большим трудом вновь вернул себе любимую. Ну и что. Он не может жить в мире коммунизма, чистых идей Ленина, слишком быстро развивающейся техники. А вот и то состояние, в котором он уже близок к смерти, но еще далек от нее. Лишь бы в этот раз не сорвалось.

- Теперь и люстру придется менять, - грустно хмыкнул хриплый глухой голос прямо над головой Стаса.
Незнакомец. Диван спружинил - кто-то сел в ногах парня.
- Я его по стенке размажу сам, если он в себя придет. А если бы пришла хозяйка, что бы проверить? И лежит он тут такой, весь с удавкой на шее и под люстрой. Она бы наверняка написала бы докладную, вот только тогда бы мы все отправились в места не столь отдаленные, - хмыкнул другой мужской голос, столь же не знакомый Стасу.
Какая к черту люстра и удавка? Какая докладная? Какая хозяйка, в конце-то концов?
- Ну не пришла ведь... - мальчишеский совсем голос.
И тоже не знакомый. Из груди против воли вырывается стон, Стас пытается сесть, но чья-то сильная рука укладывает обратно на диван.
- Лежи, дурак. Сам в очереди на люстру стоять будешь. Вань, ты ведь починить электричество сможешь? - все тот же хриплый голос.
Стас нехотя открывает глаза. Белый потолок в трещинах. Явно наспех прикрепленная лампочка была единственным источником света. На стене рядом висит ковер. Стас уже с уверенностью может сказать, что он никогда не бывал в этом месте. Взгляд скользит ниже и натыкается сразу же на сидящего боком к нему парня. Светлые, чуть ли не белые волосы собранные в хвост на затылке, длинная челка, зацепленная заколками на бок. Длинный нос с горбинкой, сам по себе парень очень худой, одежда явно не по размеру. Но кто это? Стас никак не мог вспомнить, что бы у него был хотя бы один знакомый-альбинос. Окно закрытое шторами. На стенах бежевые обои с какими-то птицами и цветами. Но зрение обычно никогда не позволяло четко увидеть то, что было дальше вытянутой руки.
- Да куда я денусь, - хмыкает парень, стоящий напротив альбиноса.
Средний рост, даже можно сказать несколько приземистая фигура. Волосы коротко стриженные и явно неучами.
- Только меня больше интересует как этот суицидник гребанный будет синяки на шее закрывать, - хмыкает Ваня.
Смуглая кожа, волевое, несколько заостренное лицо, мощная шея и достаточно сильное тело. Такому только вышибалой работать. На противоположной дивану стене полки с книгами.
- Да как всегда, свитер с высоким воротником, - снова хмыкает альбинос и переводит взгляд на Стаса.
Без особого интереса он некоторое время рассматривает сожителя зачем фыркает и встает.
- Ты куда? - мальчишеский голос над головой, Стас хочет посмотреть кто там, но шевельнуть шеей очень больно.
- Куда-куда, на кудыкину гору, - хмыкнул парень, скрываясь в коридоре. - Леш, иди сделай чаю, на всех, мы сейчас придем, - приказной тон.
Кого-то это ужасно напомнило Стасу. Может хоть этот Иван ему чего-нибудь объяснит.
- Вы главное прийдите так, что бы на Коляне синяков не прибавилось, - хмыкнул вернувшийся альбинос, держащий в руке надкушенное печенье.
Судя по всему, Стаса назвали Коляном. Уснул что ли, и все же смог попасть в другой мир? Причем кардинально другой.
- Матвей, не хорошо мысли читать, - фыркает Ваня.
И переводит взгляд на обладателя мальчишеского голоса, который с места так и не сдвинулся.
- Ну не смотри на меня волком, не буду я его бить, просто поговорю. Матвей, забери своего брата, - а вот с ним более просящий.
Альбинос хмыкает и уходит на кухню. Леша некоторое время рассеянно мнется, но затем идет следом. Фигура и рост такие же, как у Матвея, только волосы черные. Бросив несколько испуганный взгляд на Колю, он скрылся за дверным косяком. Ваня молча смотрел прямо в глаза лежащему молодому человеку, затем тяжело вздохнул и сел рядом на диван.
- Ну зачем ты. Они пусть и уже совершеннолетние, потерять тебя им тяжело будет. Пусть Матвей и выглядит так, словно он тебя недолюбливает, но на самом деле он тебя любит. А Леша о тебе беспокоится, он о всех беспокоится. Тебе вообще стоит хотя бы дождаться, пока они найдут себе половинку, что бы ячейку общества создать, ну ты понимаешь, - шепот, очень уверенный, словно уже не в первый раз, да и будто он имеет право кого-то учить.
Стас почувствовал волну раздражения, но ничего не отвечал.
- Ты ведь взял за них ответственность. И совсем забыл сейчас, что их отец закончил так же, на люстре. Они бы не пережили, и ты это понимаешь. Конечно, парни сильнее, чем кажутся. Но все же. Тем более, с твоей смертью нам прибавится много проблем. А сейчас вставай и пошли пить чай, а то мальчишкам ведь надоело стоять за дверью? - парень повысил голос.
За дверью кто-то шуганулся, а со стороны кухни раздался глуховатый смех. Иван чуть улыбнулся и собрался было вставать, но Стас схватил его за руку.
- Напомни мне, что сейчас творится в стране? - парень посмотрел на своего сожителя как на сумасшедшего.
Ведь Колян никогда не интересовался политикой и уж тем более тем, что происходит в стране.
- С чего тебе вдруг интересно стало? - Стас прикусил губу.
Стоило все же разобраться со всем самостоятельно.
- Ничего, забудь, - парень схватился за спинку дивана и сел.
Шея все же безумно болела. Ну а чего он хотел. "Колян" пытался вздернуться. Может даже вздернулся, но тут подвернулся еще тепленький, не желающий сдаваться Стас. Как прозаично.
- Я запомню, но спрошу чуть позже, - хмыкнул парень и резко встал, достаточно быстрым пружинящим шагом ушел на кухню.
Найти бы зеркало какое, что бы хоть посмотреть как выглядит. Ноги опускаются на достаточно теплый пол. Главное, никаких резких движений. Осторожно встать. Ну что же, можно судить, что роста довольно высокого. Во всяком случае по сравнению с остальными жителями этой квартиры. Несколько неуверенных шагов. Вроде тело вполне дееспособное. Длинный коридор, слева две двери, одна из которых явно входная дверь, следующая практический напротив двери в зал закрыта, направо еще две двери и открытая на кухню. Ладно, разберется чуть позже. Альбинос, за недостатком стульев, сидел на подоконнике. Пластиковое окно, стекло заклеено чем-то плотным, наверняка что бы свет не проходил. Черноволосый придвинул к нему стул, что бы сидеть словно в ногах. Не считая цвета волос они были совершенно идентичны. На мгновение Стас даже удивился подобному, но, поймав раздраженный взгляд Матвея, и встряхнулся, сразу присаживаясь на стул возле Ивана. Кухня небольшая, но достаточно функциональная. Удивительно современная и компактная техника. Обеденного стола можно сказать и нет.
- Чего ты осматриваешься так, словно в первый раз здесь? - в голосе так и сквозит раздражение.
Стас чуть ежится и не знает даже что сказать. Зато Ваня хмыкает:
- Может ему память отшибло, все бывает.
- Ему не так прилетело по голове, что бы что-то отшибло, - скептический буквально прошипел альбинос, смотря куда-то в другую сторону от собеседников.
Краем глаза Стас заметил, что Леша осторожно, гладит брата по лежащей у него плече руке. Будто успокаивает, хотя с чего.
- Матвей, не будь букой, все же ты не можешь все знать, - и Иван словил взгляд, как на идиота.
Да как он смеет вообще сомневаться в его способностях - именно это выражал весь его вид.Стас с трудом сдержал улыбку. Может все пойдет лучше, чем казалось с самого начала.
- Сам ты бука, - пробурчал Матвей.
Леша улыбнулся, но лишь краешком губ.

URL
2012-11-01 в 19:32 

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Но, как и ожидалось, радостно и более-менее мило ничего быть не может. Утро началось с того, что было безумно холодно. Как выяснилось, во всем доме. А так же безумно темно. Во всяком случае, сказывались закрытые окна. Несколько раз чертыхнувшись и познакомив ноги со всеми возможными углами и косяками комнаты, Стас - или правильнее будет называть себя Колей? - все же вышел в коридор и тут же зажмурился. Пусть свет и был приглушенным но, кажется, до безумия ярким. Стекла ничего не закрывало, что немного даже удивило. Из зала были слышны голоса, поэтому Стас тихо направился туда.
- Опять сеть полетела и электричество отрубили. Черт возьми, сколько это продолжаться будет, - зло и четко проговорил Иван, ударяя кулаком в стену. Близнецы сидели на диване и молча наблюдали за ним, укутавшись одним одеялом.
- Ну как и все в нашем Великом Союзе Объединенных Социалистических Республик, - последнее альбинос проговорил с насмешкой над всем этим. - Мы знаем, что режим тебе не нравится, но сам понимаешь, если все сейчас развалится, то нас всех, и тебя в первую очередь, сожгут к чертям. - Ну или сделают подопытными кроликами, - улыбнулся Матвей и поерзал под одеялом, прижимаясь к явно все еще пребывающему в царстве Морфея Леше.
- И тут не знаешь что хуже, - хмыкнул Иван и плюхнулся на диван рядом с братьями, от чего темноволосый сразу встрепенулся.
- А на работу идти надо, - как-то грустно проговорил альбинос.
Леша шмыгнул носом.
- Придется. Тем более, работенка у тебя не пыльная. Знай только смотри на мониторы и регулируй кого куда направить, - зевнув, произнес Леша.
В голосе заметно слышался хрип.
- Ну ничего себе не пыльная! - возмутился Иван, поправляя на голове, как ни странно, шапку-ушанку.
- Я бы не вынес шесть часов подряд сидеть перед мониторами и еще и разруливать всех так, что пробок на участке нет.
- А я бы не вынес двенадцать часов подряд работать руками, - пожал плечами Матвей, позволяя брату обнять себя.
- Если бы партия сказала, то пришлось бы, - вздохнул Иван и откинулся на спинку дивана.
- Я скорее удивляюсь как нас партия в детстве не расстреляла, - хмыкнул альбинос, за что сразу получил подзатыльник от брата. - Ладно, ладно, знаю я, дай пошучу...
- Нельзя так шутить! Это аморально! - Матвей закатил глаза.
Ну вот опять та же песня.
- Кстати, Колян, ты ведь должен был пол часа назад как выехать на работу, а то опоздаешь, как всегда, - парень аж вздрогнул.
- А куда я должен был ехать? - хриплый голос и следующий сразу за ним кашель.
- Ууу, да ты заболел, приятель, - хмыкает Матвей, нехотя отпуская от себя свою живую грелку.
Леша подошел к Стасу и осторожно коснулся сначала своего лба, потом его.
- Нет, от работы тебя по болезни не освободят, - парень пожал плечами и пошел обратно в сторону дивана.
- А что мне одеть, куда мне ехать, и кем я вообще работаю? - выяснять все это более тонко не позволяла ситуация.
- Таки отшибло, - хмыкнул Ваня. - Значит так, у тебя в шкафу там штаны серой расцветки, такая же водолазка с высоким воротом и ветровка. Потом в коридоре берешь свою куртку ярко-зеленую, сейчас я номер тебе твой напишу, а там сам разберешься, - парень встал, а Стас еще некоторое время смотрел в точку, потом вздрогнул и буквально побежал в свою комнату, чуть не поцеловавшись с косяком.
Матвей закатывался мелким смехом, скрываясь под одеялом с головой. Ну это еще надо умудриться, опоздать... Стас встал как вкопанный прямо напротив комода. Он не вернулся в свое тело даже во сне. До крови прикусив губу, парень схватился за комод, что бы не упасть совсем и рассеянно осел на пол. Холодно и сквозит заметно. Но это не важно. Он не вернулся. Стукнуться головой о этот несчастный шкаф и каким-то чудом не попасть в ручку. Не вернулся. Неужели, он теперь застрял здесь? В горле будто встал ком, не давая ни вздохнуть, ни выдохнуть. Господи, за что ему все это? Стас поджал к себе ноги, согнув их в коленях. И что теперь делать. Волна разнообразных эмоций захлестнула парня с головой: страх, растерянность, грусть, удивление, злоба, и такое нежданное осознание. Это чертово чувство безысходности. Пальцы хотят запутаться в волосах и с силой за них дернуть, но слишком короткие. Наверное, не так давно он был под ноль.
- Ты чего тут в темноте уселся? Ты ведь опоздаешь! - Ваня с силой дернул парня за руку, помогая встать.
- Как бы ты себя чувствовал, если бы твой мир разбился? - чуть слышный голос. - Если все твои мечты были напрасны и разбились в один миг, - Стас чувствовал, что глаза буквально застилает пелена.
Нельзя. Он ведь парень, но... Фактический все это означало, что он похоронил для себя всю семью, сожителей и Ольгу. Ноги подкосились было, но Иван удержал его в вертикальном положении.
- Отставить грусть, - рявкнул молодой человек, от чего Стас чуть вздрогнул. - Значит так, сейчас ты собираешься и идешь на работу, всю грусть и эмоции оставь на вечер, - затем голосом намного тише. - Подумай сейчас о мальчишках. Если ты расклеишься, то они не справятся сами. Вспомни что я вчера говорил и одевайся, - Иван толкнул Стаса и вышел из комнаты. Один в темноте с нуждой заботиться о тех, кого увидел впервые в жизни меньше чем двенадцать часов назад. Замечательное начало ноября.

Работа до смешного нелепая. Редактор. Человек, который по русскому никогда выше четверки и не имел стал редактором в ежедневной газете. Повезло хоть, что его статьи это обозрение искусства; да и основные ошибки исправляет машина - Стасу нужно лишь править смысловые. На работе все такие же серые, уткнувшиеся в мониторы. Как ни странно, тоже черно-белые. Не имеющие программ больше, чем того требует работа. Исключением был лишь верстальщик, невысокая, бегающая от одного к другому девушка, нагнетающая панику хотя бы одним своим рыжеволосым видом. Правда, ее практический не замечали. И явно никто не был настроен дружественно друг к дружке. Слишком угнетает. И видно, что не одного Стаса.
- Все закончили? - с улыбкой на губах спросила верстальщица, получая утвердительные кивки. - Замечательно! Тогда со спокойной душой занимайтесь чем угодна ближайшие пару часов, все молодцы, поработали хорошо! Баррикада, переведи всем компьютеры на другой режим. А я пока пойду доделаю выпуск и через два часа отнесу его в печать. "Баррикада, это имя такое что ли?" - удивленно подумал Стас, наблюдая как экран сначала некоторое время мерцает, а потом становится цветным.
- Идлен, ты сегодня пойдешь в кино? - приятная черноволосая девушка села на соседний стул, вот только обращалась явно не к Стасу.
- Смотря на что, - чуть улыбнулся русоволосый. Идлен, еще не лучше.
Хотя, как Стас помнил по школе, им на истории рассказывали, что были очень популярны имена-сокращения. А он всегда думал, что это всего лишь шутка учителя. Стас встал и размял затекшую спину. Сегодня ему повезло, начальника не было, а значит по голове за опоздание не получил. Но стоит запомнить и привыкнуть, ведь фортуна никогда не бывает долго повернута лицом. Благо общаться с Коляном никто особо не собирался, поэтому он спокойно пропил горячего кофе, слушая всех и сразу и сразу же пытаясь осмыслить ситуацию. Но осмыслению все это поддавалось крайне плохо, если поддавалось вообще. Нужно еще раз все вызнать у Вани, что бы было проще. Притвориться, что отшибло память таки, а там как пойдет. Главное, узнать как можно о себе самом, что бы не попасть впросак.

URL
2012-11-01 в 19:32 

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Холода крепчают. Голые безжизненные ветки за окном удовольствия не доставляли совершенно. Новые люди, новые места, даже новый мир, в котором у тебя никого нет. Ведь что близнецы, что та девушка, что Ваня все еще видят немного сбрендившего Коляна, нервного, возможно истеричного, молча страдающего, но так, что об этом знали все. Может только Леша и видел в нем сильного человека. До этого. Сильный человек сломался и полностью подменился другим. Сначала все это было сложно, проблемно. То, что для всех вокруг казалось обычным, для Стаса было безумно непонятно. Но, так или иначе, все становится рутиной. Пальцы быстрее печатают, глаз наметался, стало проще разбираться с уставами, да и имя свое запомнил. Отношения у всех ровные, и проявлять себя на работе они не имеют права, да даже на улице, считается дурным тоном. Всех людей чуть ли не косят под одно и то же. А еще узнал про четкое разделение обязанностей. Если ты редактор, то до конца жизни им и будешь. Пенсия предназначена только людям, которые работали на тяжелом производстве. Таким как Иван. Выглядит уже почти на тридцать, хотя ему столько же, сколько и Коляну - каких-то жалких двадцать три года. К своему удивлению, Стас узнал, что близнецы его племянники, всего по шестнадцать лет, и если Леша только идет учиться на врача, то Матвей считается кем-то типа милиционера дорожного обеспечения, "хранителем города". Странно, что он живет не с другими. Сферу работы любого человека можно отличить по одежде: все рабочие офисов, в том числе и рабочии редакций, а так же ученые, одеты в серую одежду. Рабочие на производстве - синяя, от насыщенности цвета зависит лишь стаж. В оранжевой люди из жкх, если совсем уж утрировать. Те, кто чинят что-то. Продавцы в зеленом, политики в коричневом, безработные в красном, студенты в желтом с нашивкой типа погонов цвета той профессии, на которую они учатся. Разумеется, такой дресс-код сохраняется только в определенное время. Вечером люди могут одеваться как хотят и во что хотят. Кроме "хранителей города". Белая широкая рубаха, достаточно широкие черные штаны, ярко-желтые или оранжевая обувь. Так никто кроме них не имеет права одеваться. Но и они не могут выглядеть любым другим образом. Что бы там не говорили политики, а городом управляют именно они. И подавляющее большинство не старше двадцати даже лет. Для Стаса подобное звучало даже дико. Фактический, использование детского труда, определение кто кем будет работать и никакого права выбора. Железный занавес между всем миром и СССР превратился в железный купол, возможно даже в прямом смысле этого слова. Как-то даже смешно осознавать, что он родился не в России, и не в ней же и умрет. Смирение пришло быстро, но очень болезненно. Как осень приходит в мир и погружает его в пучины холода, одиночества и отчаяния. Яркость всегда обманчива и сменяется серостью. Снег, которого так и не допросишься до середины декабря, всегда был лишь тонким прикрытием этого уродства. Великая идея. Именно это скрывает всю эту идентичность и несовершенность. Ничего не изменить, ни снизу, ни сверху. Застой. Вечный ноябрь. Оттепели не будет.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Соционическая Лотерея

главная