Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:29 

Работа №1

Соционическая Лотерея
Мы любим вас, - артеры и фикрайтеры! И зовём всех к нам!
Автор: Brandy_Wine
Бета: Виряня
Название: Мой любимый Голос
Персонажи/пейринг: Скотт/Лилия(Штирлиц/Достоевский)
Жанр: гет, романтика, ангст, флафф
Рейтинг: G
Краткое содержание(саммари): небольшая романтическая сказка про ангела-хранителя и её подопечного.
Предупреждения: -
Авторские примечания: сюжет может показаться чересчур наивным и банальным, но это все же сказка, так что не стоит искать в ней сурового реализма.


- Ты ведь каждый месяц анонимно переводишь деньги на счет этого детского дома, он существуют фактически благодаря тебе. Ты же понимаешь, что будет, если в этом месяце они ничего не получат? – прошелестел мягкий женский голосок в голове у мужчины, сидящего за большим письменным столом и нервно теребящего простую шариковую ручку.

- Черт, да все я понимаю, - устало выдохнул он себе под нос и потер слезящиеся от напряжения глаза. – Но что мне делать, если выручка в этом месяце упала? Раньше деньги находились без проблем, а сейчас, вообще-то, кризис. Откуда взять такую сумму, чтобы и покрыть убытки на производстве, и отослать в счет благотворительности? Да и вообще, ты мой внутренний голос и должна меня поддерживать, а не навешивать на меня новые проблемы, когда я уже принял решение.

- Ну отошли им часть суммы, - сочувственно ответил голос. – Соскреби с резервных счетов. Месяц они протянут и на половине того, что ты отсылаешь обычно, только не оставляй их совсем, Скотт.

- Хорошо-хорошо, так уж и быть, - раздраженно выдохнул мужчина, понимая, что, скорее всего, так и сделает.

Скотт Уиттмор был известным в узких кругах предпринимателем. И пусть сам его бизнес был не таким уж и крупным, но он гордился своим детищем, как гордился бы собственным ребенком, потому что, не покривив душой, мог сказать, что сам буквально с нуля поднял эту фирму.

Скотт не смог бы ответить, с каких пор стал слышать этот странный внутренний голос, подсказывающий ему путь для разрешения некоторых проблем. Просто в какой-то момент он понял, что неосознанно прислушивается к едва различимому шепоту, звучащему в его собственной голове.

Было бы проще, конечно, отмахнуться от всего этого бреда, а то и вовсе сходить к психиатру. В конце концов, у Скотта было достаточно дел, помимо разговоров с собственной карманной совестью. Вот только, если поначалу он предпочитал избежать перспективы потратить кучу времени и денег на то, чтобы кто-то покопался в его мозгах, то постепенно мужчина осознал, что эта его совесть… не так уж плоха, что ли?

Голос говорил странные на первый взгляд вещи. Озвучивал то, что самому Уиттмору и в голову бы не пришло, но стоило мужчине прислушаться, и он понимал, что отчасти голос прав, а его советы не такие уж глупые и бесполезные.

Взять хотя бы тот случай, когда Уиттмор загружал себя работой, будто наказывая за то, что пришлось давать взятку сразу нескольким ведомствам за открытие нового филиала в соседнем городе. Скотт понимал, что в произошедшем нет его вины, и что сейчас почти все работают именно так, играя на взятках и удобных знакомствах, но сам он слишком привык к тому, что зарабатывает все исключительно собственным трудом и честными путями. Мужчина тогда намеренно сутками сидел в офисе, чтобы заглушить в себе неприятное чувство гадливости и грызущую совесть.

Голос подсказал ту идею с анонимными пожертвованиями детскому дому. Сначала она показалась Уиттмору глупой и бессмысленной. Он долго отнекивался, но когда все же, вопреки всем логическим выкладкам, поддался мягким уговорам и отправил чек, ощутил странное умиротворение от этого поступка. Скотт понимал, что делает это не из-за налогов, не напоказ, а просто потому что может помочь. И оттого взбушевавшаяся совесть довольно быстро утихомирилась. Ведь если для того, чтобы в счет дополнительной выручки делать добрые дела, ему придется отвалить взятку некоторым инстанциям, он готов был на это пойти.

Ещё Голос посоветовал ему завести домашнего питомца. Скотт весьма удивился такому предложению, ведь сам себя он считал человеком сухим и очень сомневался, что животному будет с ним комфортно, учитывая, что большую часть времени он проводит на работе. Вот только в который уже раз сопротивляться вкрадчивым уговорам своей совести мужчина не смог, купив себе породистого котенка и договорившись с соседкой, что та будет заходить днем и подкармливать скучающую животину.

Скотт и сам удивился тому, насколько быстро он привязался к Колокольчику. Как неожиданно в нем, сухом и строгом бизнесмене, проявилась совсем ему несвойственная заботливость. Он мог часами, придя с работы, баловать и развлекать питомца, а само чувство, что его кто-то ждет дома, заставляло не засиживаться на работе и стремиться попасть в ранее пустую и холодную квартиру.

Стоит ли ещё говорить о том, почему Скотт предпочитал всегда слушать свой внутренний голос? Тот никогда не подводил его и очень редко осуждал, лишь мягко направляя и указывая верный путь, стоило Уиттмору замешкаться или запутаться в собственных чувствах.

И только один из советов своего Голоса казался Скотту не просто сложным, а невыполнимым. Который год тот мягко и ненавязчиво намекал мужчине, что в его возрасте давным-давно пора бы завести семью. Стоило Уиттмору познакомиться с очередной девушкой, так и или иначе годившейся ему в спутницы, как Голос тут же в красках начинал расписывать все её достоинства, убеждая мужчину начать ухаживать за ней.

И Скотт даже пытался несколько раз, но каждый раз ловил себя на мыслях, что выбранная девушка недостаточно хороша. Либо ведет себя слишком грубо, либо чересчур прямолинейна, либо же и вовсе безразлична к окружающим. И каждая подобная мысль заканчивалась примерно одинаково: «…не то что мой Голос».

Уиттмор понятия не имел, есть ли такая болезнь, симптомом которой может стать влюбленность в свой собственный внутренний голос, но, если такая и существовала, то он определенно был её носителем, как бы бредово это не звучало.

***

Лилия сидела на подоконнике, с легкой грустью глядя на своего подопечного. Для девушки, ставшей ангелом-хранителем всего пять лет назад, это был первый опыт. И вопреки всем страхам, этот опыт даже сама Лилия признавала довольно удачным.

Скотт был почти идеальным подопечным. Он прислушивался к её словам. Несмотря на образ сухого и безразличного бизнесмена, мужчина был довольно заботливым. Ему действительно нравилось время от времени делать добрые дела, и даже если Лилия понимала, что в большей части это делается для очищения собственной совести, девушка не могла не чувствовать тот странный умиротворенный покой, который рождался в груди Скотта после каждого пожертвования.

Конечно, у Уиттмора были и свои недостатки. Он часто выходил из себя по несерьезным причинам, кричал на подчиненных, а также регулярно загонял себя работой, будто не понимая, что просто физически не способен находится в нескольких местах сразу. Но многое из этого можно было простить ему, ведь большинство людей, работающих в той же сфере, что и Скотт, и вовсе предавались всевозможным порокам, среди которых сладострастие и чревоугодие были ещё далеко не самыми страшными.

Единственное, что действительно волновало ангела, так это отсутствие у Скотта какой бы то ни было личной жизни. Даже если сам мужчина считал, что любовь и отношения далеко не самое важное, Лилия видела, что постепенно её подопечный становится все более черствым и раздражительным.

Девушка была практически уверена, что влюбленность сможет смягчить мужчину, отвлечь от каждодневной рутины и наладить его жизнь, но сам Уиттмор почему-то не хотел этого понимать. Он раз за разом отвергал советы своего ангела, говорил, что не хочет ничего слушать об очередной девице, которая, якобы, должна сделать её жизнь счастливее. В голове у Лилии просто не укладывалось подобное поведение. Ангел не могла найти ему причину, и это сбивало её с толку, ведь обычно она прекрасно понимала мотивы тех или иных поступков своего подопечного.

Но на этот раз после долгих раздумий Лилия все же решилась действовать чуть более напористо, а не ограничиваться ненавязчивым шепотом на ухо, как обычно. Если её подопечный так упорно не хочет понять, что она старается помочь ему, ей придется явиться перед ним и поговорить с ним вживую, хоть это и является крайней мерой.

Ангелам разрешено являться перед своими подопечными лишь в чрезвычайном случае, но сейчас Лилия считала это необходимым. Она каждый день видела, как Скотт доводит себя работой до изнеможения, как гаснет его прежде горевший взгляд, как складки у губ обозначаются морщинами от усталости… И пусть после её отругают старейшины, Лилия просто не могла пустить все на самотек.

Примерно два дня ангел подбирала наиболее удачное место для своей первой встречи с подопечным и, в конце концов, решила появиться перед Скоттом в кофейне, в которой тот предпочитал завтракать каждое утро.

В первую секунду, когда Лилия, собрав всю духовную силу, материализовалась перед мужчиной, лениво перелистовавшим утреннюю газету, тот даже не заметил её. Прождав для верности ещё несколько секунд и убедившись, что Скотт чересчур увлечен чтением, чтобы обратить внимание на новую соседку по столику, девушка откашлялась и негромко окликнула Уиттмора:

- Скотт? – её интонация прозвучала как-то вопросительно и неуверенно. Почему-то в тот момент, несмотря на всю уверенность, что ангел испытывала раньше, она оробела.

Мужчина со странным выражением лица поднял глаза на собеседницу, осматривая её внимательным даже каким-то пронизывающим взглядом. Лилия почувствовала, как розовеют от смущения щеки, а руки невольно стискивают края собственного платья. Ей было неловко от такого пристального внимания. Девушка прекрасно понимала, что не слишком симпатична. Обычные русые волосы, бледная кожа, худые впалые щеки и слишком уж выделяющиеся на лице глаза…

- Кто ты? – безэмоциональным, даже каким-то скованным голосом задал вопрос мужчина.

- Я понимаю, что это прозвучит бредово, - ангел нервным жестом откинула упавшую на лицо прядку. – Но я и есть тот самый голос, что ты слышал все это время.

- Нет, я узнал тебя, - все ещё ошарашено глядя на девушку напротив, покачал головой Скотт. – Я хотел спросить, кто ты и каким образом забралась в мою голову. Я практически был уверен, что Голос лишь плод моего воображения. Или ты просто зрительная галлюцинация? - мужчина запнулся на секунду, словно обдумывая подобную возможность. – Стоп, наверняка так и есть, скорее всего, у меня опухоль мозга или что-то в этом роде, и поэтому у меня начались подобные видения. Ну точно… – закончил Уиттмор убитым голосом. Мужчина и сам не понимал, почему так сильно его расстраивает не столько сам факт наличия у него болезни, сколько то, что Голос всего лишь её проявление. И то, что на самом деле этой девушки просто не существует.

- Нет-нет, - тут же поспешила заверить Лилия, с опаской глядя на то, как её подопечный все больше погружается в свои мрачные размышления. – На самом деле я вполне реальна, - девушка осторожно коснулась руки Скотта и добавила: - Вот, ты же чувствуешь мое прикосновение. Значит, я существую.

- Это ничего не доказывает, - немного грустно ухмыльнулся Уиттмор, невольно втягиваясь в спор. – Если проблема в моей собственной голове, то я вполне мог убедить сам себя, что действительно чувствую это прикосновение.

- Хорошо, - Лилия запнулась на мгновение, пытаясь придумать, чем бы ещё доказать собственную реальность, а затем развернулась к соседнему столику и, чуть повысив голос, спросила: – Извините, не подскажете, который сейчас час?

Девушка за соседним столиком взглянула на свои наручные часики, а затем произнесла:

- Восемь тридцать пять.

- Спасибо, - Лилия тепло улыбнулась и кивнула своей невольной помощнице, а потом снова повернулась к Скотту. – Ну что, теперь ты веришь, что я реальна?

Мужчина смотрел на неё каким-то абсолютно растерянным взглядом. Скотт просто не мог поверить, что все это происходит в реальности. Да, с ним и раньше случались странности. Взять хотя бы те же разговоры с собственным внутренним голосом. Но мужчина всегда убеждал себя, что это не больше, чем последствия перенапряжения. Что Голос, несмотря на всю кажущуюся реальность, не больше, чем плод его воображения.

А теперь по всему выходило, что перед ним сидит его обладательница, потому что эту интонацию и тембр Скотт с легкостью узнал бы даже во сне. И весь такой логичный и рациональный мир попросту рушится под грузом непонятного паранормального бреда, что свалился на его голову в виде этой странной девушки с мягкой улыбкой и выразительными каштановыми глазами. К тому же сейчас недавние мысли о влюбленности в свой Голос приобрели совсем другое вовсе не абстрактное значение. И это почему-то пугало и в то же время было странно волнительно.

- Хорошо, я верю тебе, ты реальна, - произнес Уиттмор ровным тоном, стараясь не выдать, как сильно его ошарашила открывшаяся правда. – Но ты так и не ответила на вопрос, кто ты и что тебе от меня нужно.

- Ну зачем же так грубо? – негромко произнесла девушка, отведя взгляд, но почти тут же продолжила все тем же доброжелательным тоном: - Меня зовут Лилия. Я твой ангел-хранитель, как вы нас называете.

- Кто-кто? – прищурив глаза и чуть склонив голову, набок спросил Уиттмор. Ему казалось, что ещё немного, и он просто-напросто прыснет со смеху. Ангел-хранитель? Серьезно?

- Ангел-хранитель, - ничуть не смутившись от явного скептицизма собеседника, ответила Лилия и легонько приподняла уголки губ в мягкой улыбке. – Но ты, конечно, не веришь мне, верно, Скотт?

- Конечно, нет, - усмехнулся мужчина, пожимая плечами. А что, он должен был поверить во всю эту чушь?

- Хорошо, - Лилия тяжело вздохнула. Она ожидала, что будет сложно, все же Скотт не относился к религиозным людям или тем, кто верит в паранормальные явления.

«Скотт, это правда», - раздался в голове у мужчины знакомый голос. - «Ты же знаешь, я не стала бы тебе врать».

Уиттмор внимательно смотрел в лицо девушки, но понимал, что его глаза не врут. Её губы даже не шелохнулись, а голос был слышен ему одному. Мужчина тяжело выдохнул и помассировал пальцами нывшие виски. Все это было слишком реально и убедительно, чтобы у него оставались сомнения. А значит либо он сошел с ума, либо эта девушка, Лилия, говорит правду. И Скотт пока что предпочитал верить второму предположению.

- Ладно, допустим, только допустим, - мужчина выделил слово голосом, - что я тебе поверил. У меня два вопроса: почему я тебя вижу, и чего ты от меня хочешь?

- Ты видишь меня, потому что мы, ангелы, имеем способность являться перед нашими подопечными в сложные моменты их жизни.

- И что же за сложный момент наступил в моей жизни? – мужчина скептически приподнял брови.

- Ну как же Скотт, я ведь столько раз тебе советовала найти себе кого-нибудь, - грустно вздохнула ангел. – Что мне оставалось делать, если ты пропускал все мои слова мимо ушей?

- Господи, - страдальчески простонал Уиттмор, понимая, что Лилия вновь завела привычную шарманку. – Я же давным-давно сказал тебе, что меня это не интересует! Неужели так трудно понять?!

- Не злись, просто выслушай меня, - попросила Лилия. – Я же вижу, как тебе плохо одному. Ты ведь на самом деле не такой черствый, каким хочешь казаться. Ты заботливый, детей любишь. И тебе тридцать четыре, давным-давно пора уже завести семью и быть счастливым. Почему ты не хочешь меня услышать? – Скотт хотел было прервать девушку, но ангел приложила палец к губам и с легким укором уставилась на своего подопечного. – Пожалуйста, дай мне договорить, - дождавшись раздраженного кивка, она продолжила: - Видишь, вон за тем столиком сидит девушка. Ей двадцать шесть, она не замужем и почти разочаровалась в отношениях. И она довольно красивая, ну чего тебе стоит подойти сейчас к ней и просто познакомиться? Я не заставляю, но почему нет, Скотт?

Мужчина лишь пожал плечами в ответ на умоляющий взгляд Лилии. Он незаметно перевел взгляд на девушку, сидящую за тем столиком, на который указала ангел. Уиттмор не сказал бы, что та была как-то по-особому красива. Да, ухоженная, да, не уродина. Но лицо было каким-то невыразительным и постным. Если сравнивать с Лилией и её ненавязчивой улыбкой, то девушка даже не привлекала взгляд.

Хотя о чем это он? Мужчина с легким раздражением встряхнул головой, прогоняя из неё ненужные мысли. С какой стати он опять думает о своем ангеле-хранителе, как влюбленный идиот? Что на него вообще нашло, он ведь сегодня впервые её увидел? Для Уиттмора, всегда ответственно относившегося к отношениям, это было совсем не характерно.

- Не интересует, - отрезал Скотт, не намереваясь объяснять Лилии свои мотивы. Что он мог сказать? Что теперь, когда он увидел её воочию, все остальные девушки кажутся ему лишь бледными подобиями? Что он влюбился в неё заочно, даже не зная, существует ли она на самом деле? Бред сивой кобылы.

- Ну почему, Скотт? – девушка смотрела на Уиттмора растерянным взглядом. Лилия искренне не понимала, почему тот не хочет прислушаться к ней и попытаться наладить собственную жизнь. До сегодняшнего дня ей казалось, что она прекрасно справляется со своим первым подопечным. Но как Лилия, даже будучи ангелом-хранителем, может сделать счастливым кого-то, кто этого не хочет? – Просто объясни мне, почему ты отказываешься от собственного счастья. Почему не хочешь найти себе девушку? Может у тебя есть какие-то особые причины? Тебе кто-то уже нравится?

Уиттмор невольно вздрогнул, когда услышал это предположение. Откуда она может знать?..

- Это правда? Тебе кто-то нравится? – в голосе девушки зазвучали нотки энтузиазма, когда она увидела, как мужчина отреагировал на её предположение. – Можешь даже не говорить, кто она, просто дай мне обещание, что хотя бы намекнешь ей о своих чувствах! Пожалуйста, Скотт, я очень хочу сделать тебя счастливым. Ты мой первый подопечный и для меня ты, действительно, очень важен, - руки девушки слегка подрагивали от искреннего волнения, а мужчина негромко вздохнул, не в силах признаться даже самому себе, как его завораживает блеск этих глаз и тепло в голове Лилии.

- Хорошо, - выдохнул Уиттмор не в силах отказать, глядя прямо в глаза своему ангелу. – Обещаю.

- Ну вот и отлично, - Лилия облегченно выдохнула. – Значит, моя миссия выполнена. И я могу уйти.

- Постой, - напряженно попросил Скотт, неосознанно накрыв своей рукой ладонь девушки в попытке задержать. Он только в этот момент осознал, что Лилия сейчас снова исчезнет и, возможно, ему вообще больше никогда не представится возможность увидеть эту русоволосую девушку. – Я должен тебе кое-что сказать.

Кто бы знал, с каким трудом дались эти слова Уиттмору. Он не привык говорить о своих чувствах. Но раз уж дал обещание…

- Та, кто мне нравится, - деревянным голосом выдавил из себя Скотт, – это ты, Лилия.

- Что? – на лице у девушки отразилось искреннее недоумение и растерянность. Она просто не могла уместить у себя в голове слова Скотта. Чтобы подопечный влюбился в своего ангела-хранителя, да это же просто… Этого просто не может быть!

- Ты слышала, - на этот раз голос Скотта прозвучал увереннее.

- Я… - Лилия запнулась, просто не зная, что сказать, не в силах переварить услышанное. – Так же нельзя. Я уже не человек, я не смогу… Прости, Скотт, – лицо девушки исказилось в болезненной гримасе, а голос охрип, когда до неё окончательно дошел смысл сказанного Уиттмором.

В следующую секунду Скотт уже сидел за столиком один, ошарашено глядя на пустеющее место напротив.

Лилия впервые за последние несколько лет покинула своего подопечного, вернувшись обратно в небесную канцелярию. Ангел все ещё до конца не могла осознать, что же она натворила. Она знала, что говорить с подопечным можно только в самых крайних случаях, и понимала, что своими постоянными подсказками Скотту нарушает это правило. Но ей даже в голову не могло прийти, что эти нарушения могут повлечь за собой такие последствия!

А Уиттмор тем временем окончательно осознал, что значило это поспешное бегство и, стиснув зубы, впервые за последние несколько лет принял решение не идти на работу. Быстрым шагом мужчина вышел из кофейни, предварительно кинув на столик пару купюр, и направился к ближайшему бару. В груди Скотта разгоралась злость, но он не мог позволить себе выплеснуть её, несмотря на то, что руки буквально дрожали от желания что-нибудь разбить.

Он впервые доверился кому-то настолько, а взамен получил лишь невнятные извинения. И это было действительно больно, хотя мужчина и не давал себе зациклиться на этом чувстве, пытаясь заглушить его выдуманной злобой.

***

- Ты хотя бы понимаешь, какие последствия могут быть у твоего проступка? – ровным тоном произнес старший ангел Александр, куратор Лилии, а также её наставник.

- Я понимаю, я все прекрасно понимаю, но я даже предположить не могла, что все зайдет настолько далеко, - девушка тихонько шмыгнула носом, пытаясь подавить вновь подступающие к глазам слезы. Подумать только, её первый подопечный, и такой провал! –

Может, я просто не буду контактировать с ним какое-то время? А ещё лучше просто передам его какому-нибудь другому ангелу. И тогда он постепенно забудет меня и все вернется на круги своя... – девушка подняла на своего наставника вопросительный взгляд.

Темноволосый ангел с лицом семнадцатилетнего юноши и глазами умудренного жизнью старика лишь с легкой грустью посмотрел в глаза своей ученице и, поджав губы, покачал головой.

- Это было бы самым простым выходом, да… Но только в том случае, если его любовь не истинная. Если же это так, то он просто будет обречен всю оставшуюся жизнь мучиться от неразделенных чувств, и умрет, так и не сумев тебя забыть.

Лилия вновь негромко хлюпнула носом и подняла на наставника наполненные слезами глаза. Только сейчас она до конца осознала, насколько беспомощной и неопытной была все это время. Мало того, что умудрилась влюбить в себя собственного подопечного, так ещё и понятия не имеет, что со всем этим делать. От одной мысли, что из-за её глупости Скотту придется всю жизнь страдать от неразделенных чувств, сердце девушки сжималось от вины и сострадания. Но и исправить ничего уже нельзя было. Оставалось лишь дождаться приговора своего куратора и узнать, каким будет наказание за её проступок, а также чем он сможет помочь человеку, по её вине оказавшемуся в такой непростой ситуации.

- На самом деле в истории уже случались такие инциденты, когда подопечный влюблялся в своего ангела, - негромко произнес Александр. – Так что тут ты далеко не первопроходец. Чувства вещь стихийная и наказывать за них кого бы то ни было нельзя. Но и оставлять все как есть тоже не дело. Ангелы-хранители приходят на землю для того, чтобы спасать своих подопечных, а не чтобы калечить им жизни. Так что для подобных случаев есть простое решение. Сначала мы выясним, действительно ли его любовь истинна, а после, если предположение подтвердится, нам не останется ничего другого, кроме как отправить ангела, то есть тебя на землю уже человеком, даровав ещё один шанс прожить жизнь достойно рядом со своим подопечным.

- То есть, если Скотт действительно меня любит, вы просто отправите меня назад? – голос девушки дрогнул от испуга. Значит, её лишат крыльев и снова сделают обычным человеком?

- Лилия, тебя никто не собирается заставлять, - голос наставника прозвучал успокаивающе и весомо. – Я описал сценарий развития событий в том случае, если ваша любовь окажется взаимной. Но если это не так, то ты ничего не сможешь сделать, чтобы осчастливить своего подопечного. В конце концов, рано или поздно он смирится с твоим уходом и даже, возможно, заведет семью. Но действительно счастлив, конечно, никогда не будет. Подумай хорошенько, Лилия, нужно ли тебе это, потому что если любовь твоего подопечного не взаимна, то ты просто не сможешь сделать его счастливым и только зря потеряешь крылья.

- Хорошо, но как вы собираетесь проверять его любовь? – растеряно спросила девушка, все ещё стараясь переварить предоставленную ей информацию.

- Временем, Лилия. Любовь проверяется только временем, - старший ангел тихонько вздохнул, глядя девушке прямо в глаза. - Если его чувства не остынут за ближайшие три месяца, тебе придется делать свой выбор.

- Три месяца?

- Да, небольшой срок, но если его чувства – лишь мимолетная влюбленность, он вряд ли даже вспомнит о тебе за это время. Сейчас на земле конец августа. Эту осень Скотту придется провести без своего ангела-хранителя, потому что по всем правилам тебе запрещено не только контактировать с ним, но и находится поблизости.

- Целую осень один? – девушка взволнованно вздохнула, обхватив лицо ладонями. – Но как же он сам переживет всю осень, для него это очень тяжелое время! Пожалуйста, можно я побуду с ним осень, а оставлю его после?

- Ты хочешь влюбить его в себя ещё сильнее? – в голосе Александра появились стальные нотки. Девушка беспомощно замотала головой, понимая, что наставник прав. – Тогда делай, что я говорю. И, пожалуйста, подумай над своим выбором. Захочешь ли ты вернуться на землю, если его любовь все же истинная? Это очень важный вопрос, Лилия. Не принимай решение наугад.

***

Осень всегда была для Скотта нелегким временем. Он даже про себя называл её своим сезоном потерь. Как-то так сложилось, что все плохое, что случалось с ним в жизни, приходилось на осень, и именно поэтому мужчина так не любил это время года, а вовсе не из-за вечной слякоти и промозглой погоды, как большинство людей.

Когда ему было тринадцать лет, именно осенью отец ушел из их семьи. Спустя восемь лет так же осенью мать Скотта умерла после двух лет бесполезных попыток бороться с раком поджелудочной. Спустя ещё четыре года и тоже осенью его бросила невеста. Не то чтобы Скотт так уж сильно любил её, на тот момент у них с Элисон были весьма доверительные отношения, скорее напоминающие близкую дружбу, чем любовь. Но это вовсе не мешало Скотту считать их намерение пожениться вполне серьезным, так что, когда девушка отшила его, аргументировав это тем, что совсем не любит, Уиттмор испытал, если не боль, то глубокое разочарование.

Теперь вот осенний период для мужчины ознаменовался ещё и потерей девушки, в которую он впервые за всю жизнь умудрился искренне влюбиться. Скотт, конечно, не признавался себе в этом, предпочитал считать, что чувства к Лилии были лишь мимолетным влечением, но стоило только вспомнить её мягкий голос с успокаивающими нотками, теплую улыбку и красивые карие глаза, и лгать себе становилось все труднее.

Впрочем, глядя со стороны, трудно было сказать, что что-то в жизни мужчины изменилось. Он по-прежнему отдавал все силы работе, вечером приходил в пустую квартиру, где его ждал только Колокольчик, за несколько прошедших лет вымахавший из крошечного котенка в ленивого и толстого кота.

Вот только радости от подобной жизни Уиттмор больше не испытывал. Раньше ему всегда казалось, что стоит добиться успеха и заработать достаточно, чтобы ни в чем себе не отказывать, и он почувствует себя удовлетворенным. Но сейчас, когда тратить заработанное было не на кого, и некому было гордиться его успехами, все было не в радость. А разделить свою жизнь мужчина хотел лишь с одной-единственной девушкой, в существовании которой даже не был до конца уверен.

Ему вообще иногда казалось, что он все это выдумал: и Лилию, и их встречу в кафе. Что девушка, назвавшаяся ангелом-хранителем, лишь плод его фантазии. Но от этого тоска по ней вовсе не становилась менее ощутимой.

Мужчине все время казалось, что вот-вот это ощущение бессмысленности собственного существования пройдет. Он с отчаянием старался запихнуть все свои депрессивные и бессмысленные мысли куда подальше, и иногда ему даже удавалось убедить себя, что, на самом деле, у него все хорошо. Но прежняя способность видеть радость в работе и в повседневных вещах к нему не возвращалась. А в результате Уиттмор срывался на подчиненных, хоть таким образом выпуская накопившееся раздражение.

С каждым прошедшим осенним месяцем Скотт все больше убеждался, что он ненавидит не только саму осень, но и собственную жизнь. Он добился всего, чего хотел, но потерял гораздо больше. И некого было в этом винить.

***

- Снова за ним наблюдаешь? – Лилия вздрогнула, когда услышала голос Александра, незаметно подошедшего к ней.

- Да, - девушка грустно вздохнула, стирая с зеркала изображение Скотта, лежащего на диване и бессмысленным взглядом уставившегося в потолок.

- И как он? – ровным голосом спросил наставник, на что Лилия лишь тяжело вздохнула и покачала головой. Прошло уже два с половиной месяца, а в настроении Скотта не было никаких изменений. Кто-то другой мог бы сказать, что с мужчиной все в порядке. Распорядок его дня не изменился, он по-прежнему много работал и мало отдыхал, но Лилия знала его слишком хорошо, чтобы не заметить скорбные морщины, залегшие в уголках губ, и тоску, застывшую в зеленых глазах.

- Плохо, - девушка беспомощно пожала плечами. – Он не может смириться и все время тоскует.

- Значит, все же истинная любовь, - Александр задумчиво потер подбородок пальцами. – А что ты сама думаешь по этому поводу?

- Я не знаю, - девушка беспомощно уставилась на наставника умоляющим взглядом. – Он хороший человек, действительно хороший. И он очень мне дорог, но люблю ли я его? Это слишком сложный выбор…

- Лилия, решать только тебе, - Александр покачал головой. – Загляни себе в душу, попробуй понять, что ты чувствуешь. Хочешь ли ты сделать его счастливым. Как только ты решишься, можешь идти к нему, или же ко мне, чтобы попросить себе нового подопечного. Все зависит от твоего решения.

- Хорошо, наставник, - тяжело вздохнула девушка, понимая, что на этот раз ей никто не поможет с выбором.

Лилия никак не могла сама разобраться в своих чувствах. Ей действительно нравился Скотт, она чувствовала тепло и спокойствие, находясь рядом с ним. И ей больно было видеть, как он страдает. Но любовь ли это? Будет ли она счастлива с ним? Сможет ли сделать его счастливым? Слишком много вопросов, на которых нет ответа! Девушка уткнулась лицом в раскрытые ладони и глубоко вздохнула. Что же ей делать?

***

Ещё несколько дней Лилия беспомощно наблюдала за Скоттом через свое зеркало. Каждый ангел имел возможность так следить за собственным подопечным, но сейчас ангел явно перегибала палку, не отходя от зеркала ни днем, ни ночью.

Скотту явно не становилось легче, напротив, мужчина все чаще стал застывать, глядя неосмысленным взглядом куда-то вдаль. Усталость на его лице была различима уже невооруженным взглядом. Даже некоторые сотрудники интересовались, все ли с ним в порядке, на что Уиттмор лишь отмахивался. А сама Лилия ощущала острое чувство вины за собственную нерешительность. Казалось бы, все так просто, есть лишь два ответа: отказаться и отпустить своего подопечного, зная, что как бы ни сложилась его жизнь, по-настоящему счастлив он уже не будет, и согласиться, лишившись при этом крыльев и возможности помогать другим людям. Но в то же время этот выбор просто разрывал девушку изнутри.

И лишь однажды, наблюдая за Скоттом, Лилия осознала, насколько же на самом деле простым всегда было это решение. Она просто смотрела, как мужчина, измученный тяжелым рабочим днем, заходит в собственную квартиру, усталым жестом потирая переносицу.

Стоило Скотту присесть на диван, как рядом с ним тут же забрался Колокольчик, мурча и тыкаясь носом в бок хозяину. В ответ Уиттмор с вымученной улыбкой перетянул кота к себе на колени, почесывая его под подбородком, а после негромко заговорил, обращаясь не столько к коту, сколько к самому себе:

- Что, Колокольчик, один ты у меня остался, да? – тот негромко мяукнул, будто соглашаясь со своим хозяином. – Хотя какой ты Колокольчик, уже целый Колоколище вымахал, – мужчина устало откинул голову на спинку дивана, продолжая лениво поглаживать развалившегося на его коленях кота. А потом Скотт заговорил, глядя в потолок и будто зная, что ангел за ним наблюдает. – Лилия, ну зачем ты ушла? Я бы все сделал, чтобы ты была счастлива, горы бы свернул… А теперь что? Сижу один в этой пустой квартире, а со мной только кот. И незачем теперь стараться стать лучше. Надеюсь, хоть тебе там хорошо, Лили.

Девушка неожиданно ощутила, как по щеке потекло что-то горячее и, приложив ладонь, вдруг осознала, что это слезы. Спустя несколько мгновений Лилия уже плакала, тихо всхлипывая, не в силах сдержать собственной боли. Как же ей хотелось, чтобы этот человек был счастлив. Как бы ей хотелось оказаться рядом с ним, чтобы утешить и поддержать. Хотелось просто обнять и быть рядом, чтобы увидеть, как хмурое лицо озарится улыбкой.

Лилия вдруг подняла неверящий взгляд на зеркало. А разве этого недостаточно? Разве это уже не любовь? Хотеть, чтобы человек был счастлив, быть рядом все время и видеть каждую его улыбку. Лицо девушки озарилось пониманием.

Всего несколько секунд понадобилось ей, чтобы перенестись на землю, оказавшись возле дома Скотта.

- Ты точно решила, Лилия? – прозвучал в голове у девушки голос Александра. Конечно, наставник почувствовал, что она переместилась, как могло быть иначе? Осталось лишь произнести свой ответ вслух.

- Точно, я хочу быть с ним, - ответила девушка уверенным тоном. Все, дороги назад больше нет.

- Хорошо, - прозвучал мягкий голос наставника. – С этой минуты ты простой человек.

Лилия ощутила легкое головокружение, но оно почти тут же прошло, только исчезло тепло, до этого мягко гревшее её изнутри. Тут же стал ощутимым холод, сквозивший по ногам. Легкое летнее платье, в котором она впервые встречалась со Скоттом, совсем не спасало от ноябрьского ветра. Девушка передернула плечами, поспешно взбежав по ступенькам и постучав в плотную дубовую дверь.

Шум шагов по ту сторону раздался лишь спустя примерно десять секунд. Даже не спрашивая, кто там, Скотт распахнул дверь и тут же неверящим взглядом уставился на стоявшую по ту сторону дверного проема девушку. Секунд пять он открывал и закрывал рот, как выкинутая на берег рыба, а после стиснул Лилию в крепких объятьях, затаскивая её в дом и запирая за собой дверь.

- Господи, дурочка, кто же ходит в летнем платье в такую погоду?! – раздался рассерженный голос Скотта, стоило ему усадить своего ангела на диван. Это было вовсе не похоже на то, что ожидала услышать Лилия, но накинутый на плечи плед и взволнованный взгляд зеленых глаз заставили девушку благодарно улыбнуться и прошептать:

- А я к тебе насовсем. Я больше не ангел.

- Правда? – взгляд мужчины загорелся такой искренней радостью, что улыбка девушки стала ещё шире. - Не шутишь? – Лилия покачала головой, а Скотт, не зная, как выразить свои чувства, встал на ноги и заходил по комнате, запуская пальцы в собственные волосы.

А затем остановился и, быстрым шагом подойдя к Лилии, прикоснулся к её губам отрывистым поцелуем.

- С ума сойти, - пробормотал он, стискивая любимую девушку в своих объятьях и не желая отпускать её ни на секунду. Лилии и самой казалось, что она могла бы просидеть так целую вечность.

- Странно как-то, сейчас ведь только конец ноября, - протянул вдруг Скотт с усмешкой в голосе. - Ещё немного и я буду готов полюбить осень, если она делает такие подарки.

А губы Лилии тем временем растянулись в счастливой улыбке. Она просто пообещала себе, что заставит Скотта непременно полюбить осень. Для этого ведь нужно не так много – просто сделать его счастливым.

Вопрос: Выберите подходящую номинацию
1. Самая яркая и запоминающаяся Осень  1  (12.5%)
2. Самый оригинальный сюжет  1  (12.5%)
3. Лучшее раскрытие характеров и отношений  3  (37.5%)
4. Кнопка - хочу видеть результаты  3  (37.5%)
Всего: 8

@темы: фанфики, Штирлиц, Осенняя Лотерея, Достоевский, 2012

URL
Комментарии
2012-11-01 в 23:36 

D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
Боооже, флафф такой флафф.
При, в принципе, хороших попытках отобразить жизненные реалии конкретного человека (местами весьма успешных - почти все моменты в тексте, которые относятся к общению Скотта с котом чудесаты невероятно) - в целом слишком конфетно-сиропно. То есть, вроде бы и конфликт есть, и проблема дуализация, все дела... а всё равно неверистично. Потому что уж слишком много флаффа и соответствующих этому жанру неуместных речевых оборотов.

Но, с другой стороны, весьма точно показаны тимы. Не вполне верится в такую сентиментальность Штирлица, тем более при предлагаемых обстоятельствах, но это не проблема персонажа, это, скорее, проблема восприятия. А Лилия - очень удачная, да.

2012-11-02 в 11:49 

Гость 2012
D-r Zlo, спасибо за отзыв. Во всем абсолютно с вами согласна, кроме того факта, что большая часть обозначенного вами указана в примечаниях автора в виде фразы: "сюжет может показаться чересчур наивным и банальным, но это все же сказка, так что не стоит искать в ней сурового реализма".
Я, конечно, могу ошибаться, но, мне кажется, что для сказки жанр "флафф", как раз более, чем уместен, да и "неверистичность" некоторая допускается.
В целом, я поняла, что вы имели в виду, просто я то, что все вышло слишком флаффно и конфетно-сиропно, знала ещё до выкладки, потому и навешала везде предупреждений, что это нереалистичная сказка)

2012-11-02 в 12:00 

J_Ginger
...
А мне ваша работа очень понравилась, хотя я читал изначально даже не заглядывая в шапку. И вообще не люблю флафф, но ваш текст мне пришёлся по душе. Очень.
Спасибо)

2012-11-09 в 19:12 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Автор, я уже очень давно выискиваю такие приятные, трогательные тексты по ШтироДостам, при чем нахожу их очень, чересчур мало. Ваше произведение очень нежное и, не смотря на сквозящий осенний ветер, такое теплое <3
Примите от меня лучи любви и огромную благодарность за доставленное удовольствие <3

2013-01-18 в 18:39 

Alice_Wingate
Гремучая смесь высокой культуры и дурного вкуса(с) журнал "НАШ"
Скандинавская принцесса, Полностью подписываюсь под вашими словами!
Это просто чудесно, тронуло меня до слез!
Один из лучших фанфиков по моей любимой соционической паре!
*Так, записываю: Проиллюстрировать еще один фанфик по ШтироДостам*

2013-01-18 в 18:42 

J_Ginger
...
Alice_Wingate, ооо. иллюстрации! Вот по этому фику с удовольствием бы посмотрел иллюстрацию

2013-01-18 в 18:43 

Alice_Wingate
Гремучая смесь высокой культуры и дурного вкуса(с) журнал "НАШ"
RenataRen, Постараюсь это сделать в скором времени!)

2013-01-18 в 18:57 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Проиллюстрировать еще один фанфик по ШтироДостам*
Да! Больше иллюстраций! Больше ШтироДостов!
Alice_Wingate, в общем, тоже жду с нетерпением *_____*

2013-01-18 в 19:07 

Alice_Wingate
Гремучая смесь высокой культуры и дурного вкуса(с) журнал "НАШ"

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Соционическая Лотерея

главная